Театр

Питер Брук. Гамлет.

Имя режиссера стоит того, чтобы посмотреть хоть один его спектакль. Память о его первой постановке «Гамлета» до сих пор живет в воспоминаниях и легендах. Говорят это было потрясающе. Поищу чуть позже об этой постановке. Ну а здесь последняя версия. Значит, не оставляет его эта тема. тема жизни, может быть. Это ведь Шекспир….

Закрепляйте свой английский.

Гамлет. Питер Брук.

Что еще. Произведение одно — «Гамлет», а постановки все разные. Почему? Дело в ракурсе режиссерского взгляда и неистощимости Шекспира. В разные моменты жизни мы по-разному смотрим на ее проявления, мучаемся разными вопросами. А великие произведения тем велики, что  содержат в себе ответы на эти вопросы. Так вот, важно — о чем спектакль. «Гамлета» можно поставить о любви или, к примеру, об ответственности перед государством, когда тебе дана волею судеб власть, ведь у Шекспира в конце пьесы королевство остается обезглавленным, можно о протесте молодого поколения, в пылу максимализма готового смести прогнившие устои предков.

Гамлета можно сделать эгоистом, революционером, фашистом, изнеженным и избалованным циником, страдающим одиноким человеком. Вариантов масса.  И, наверное, в любом случае режиссер будет прав, такова воля профессии — режиссер ставит, конечно, Шекспира, но в большей степени — себя. Только вот хотелось бы, чтобы это «я» было достойно высокого искусства и высокой ответственности говорить с человечеством с трибуны. Не забывайте, господа, об Аристотеле и его катарсисе. В этом назначение искусства. Поднимать до высоких истин, а не опускать во тьму. Катарсис- очищение.

Если катарсис произошел — спектакль состоялся. Нет — значит не о том или не так.

Статья о спектакле. Почти ни о чем.

А вот эта , помоему ближе к правде

 Обзорная статья по постановкам и фильмам. Советую.

В последней статье как бы в продолжение моих рассуждений А.Тарковский о Шекспире:

Андрей Тарковский, которому, увы, не суждено было экранизировать Шекспира, хотя он всегда об этом мечтал, в одном из интервью делился своими соображениями: «»Гамлета» не надо толковать, не надо натягивать, как кафтан, который трещит по швам, на какие-то современные проблемы, а если не трещит, то висит, как на вешалке — бесформенно. Там достаточно своих мыслей, которые по сию пору бессмертны. Нужно только уметь прочесть их… По-моему, не было еще такого «Гамлета», которого написал Шекспир. Когда берутся классические произведения, шедевры, которые напоены смыслом на миллионы лет вперед, навсегда, во веки веков, то нужно только суметь донести его».

Порождение подобного количества  мыслей и вопросов о театре и Шекспире могут стать сверхзадачей «Гамлета » Брука. Другой сверхзадачи я не сформулировала. Может у вас получится?