СценарииТеатр

Шекспир. Два веронца

Два веронца_Миллер_1903

Наш сценарий.

   АКТ I

 //— СЦЕНА 1 —//

Верона. Площадь.
Входят Валентин и Протей.

//— Валентин —//

Нет, нет, Протей, не убеждай меня,
Не развит ум у юных домоседов.
Когда б любовь твои златые дни
Не приковала сладостною цепью
К живому взору девушки прелестной,
Я пригласил бы в спутники тебя,
Чтоб чудесам земли дивиться вместе,
Чтоб, сидя дома, молодость свою
Не расточил ты в суетном безделье.
Но если полюбил, то счастлив будь, мой друг,
Как был бы счастлив я, узнав любви недуг.

//— Протей —//

Итак, ты отплываешь, Валентин.
Прощай же, милый. Если ты увидишь
Диковину, достойную вниманья,
То вспоминай Протея. В миг удачи
Позволь с тобою счастье разделить.
В опасности доверь свое несчастье
Моим молитвам. Помни, Валентин,
Что о тебе молюсь я непрестанно.

//— Валентин —//

Что молишься по книге о любви?

//— Протей —//

Да, что молюсь я по любимой книге.

//— Валентин —//

По мелкой книжке о глубоких чувствах,
О том, как море переплыл Леандр.

//— Протей —//

Нет, по глубокой книге о любви,
Глубокой, как пучина Геллеспонта.2

//— Валентин —//

Но ты бы Геллеспонт не переплыл:
В любви увяз ты вместе с башмаками.

//— Протей —//

Не будь глупцом, при чем тут башмаки?

//— Валентин —//

При том, что взял не по ноге ты обувь.
Как! Покупать мольбами лишь презренье,
Мильоном вздохов – только строгий взгляд!
Тяжелыми, бессонными ночами –
Мгновенье счастья! В длительной игре
Выигрывать лишь горесть неудачи,
Проигрывать ценой горчайших мук!
Нет, видно, ум твой побежден безумьем,
Иль ты на глупость выменял его.

//— Протей —//

Так вы глупцом считаете Протея?

//— Валентин —//

Ты от любви становишься глупцом.

//— Протей —//

Не понимаю ваших опасений –
Я не влюблен.

//— Валентин —//

Вы, сударь, раб любви.
А кто оседлан глупостью любовной,
Тот, верьте мне, от мудрости далек.

//— Протей —//

Мудрец сказал бы: как в нежнейшей почке
Гнездится червь, так в самый сильный разум
Внедряется любовь.

//— Валентин —//

Но и другое
Сказал бы он: как почка, не раскрывшись,
Внезапно вянет, съедена червем,
Так юный ум, охваченный любовью,
До срока вянет, обращаясь в глупость,
И, зелень потеряв еще весною,
Обещанных плодов уж не дает.
Но бесполезны умные советы
Тому, кто хочет глупости служить.
Простимся ж.

Мой отец уже в дороге,
Меня он провожает на корабль.3

//— Протей —//

Я также провожу тебя.

//— Валентин —//

Не надо,
Простимся здесь, любезный мой Протей.
Пиши в Милан почаще, сообщай мне
И о твоей любви и обо всем,
Что здесь в мое отсутствие случится.
Я также буду обо всем писать.

//— Протей —//

Да будешь, милый, счастлив ты в Милане.

//— Валентин —//

Да будешь дома счастлив ты. Прощай!

  СЦЕНА2

Верона. Сад Джулии.

   Входят Джулия и Лючетта.

//— Джулия —//

Скажи, Лючетта, мы теперь одни:
Ты, значит, мне советуешь влюбиться?

//— Лючетта —//

Да уж пора бы. Только не споткнитесь.

//— Джулия —//

Из множества синьоров, что приходят
Развлечь меня игрой или беседой,
Которого, по-твоему, мне выбрать?

//— Лючетта —//

Вы называйте их, а я отвечу,
Как в простоте сердечной разумею.

//— Джулия —//

Откроем счет красавцем Эгламуром.5

//— Лючетта —//

Красив, учтив, речистей всех других,
Но я скажу: для вас он не жених.

//— Джулия —//

Ну, а Меркацио? Щедр и денег тьма.

//— Лючетта —//

Э, денег тьма, да много ли ума?

//— Джулия —//

Так кто же – не Протей ли благородный?

//— Лючетта —//

Простите мне, болтушке сумасбродной!

//— Джулия —//

Тебе? Простить? Да что за чепуха!

//— Лючетта —//

Язык всегда доводит до греха.
Прилично ль мне! Мое ли это дело:
Таких синьоров я хулить посмела!

//— Джулия —//

Что ж, и Протей не лучше остальных?

//— Лючетта —//

Вот он для вас – единственный жених.

//— Джулия —//

Ты это можешь доказать?

//— Лючетта —//

По-женски.
Он всех милей мне – значит, лучше всех.

//— Джулия —//

Отдать ему любовь мою?

//— Лючетта —//

Надеюсь,
Вы не хотите вышвырнуть ее?

//— Джулия —//

Но он один мне сердце не волнует.

//— Лючетта —//

Но он один все сердце вам бы отдал.

//— Джулия —//

Он о любви своей не говорит.

//— Лючетта —//

Тем жарче пламень, чем он глубже скрыт.

//— Джулия —//

Не любит тот, кто слов любви страшится.

//— Лючетта —//

Не любит тот, кто в ней спешит открыться.

//— Джулия —//

Как разгадать мне, что в душе таит он?

//— Лючетта —//

Пожалуйста, прочтите: вот письмо.
(Отдает ей письмо.)
//— Джулия —//

«Для Джулии». Кто пишет?

//— Лючетта —//

Прочитайте, –
Узнаете.

//— Джулия —//

Кто дал его тебе?

//— Лючетта —//

Слуга синьора Валентина, Спид.
Он от Протея шел, и я случайно
С ним встретилась. Простите, синьорина,
Что я взяла письмо на ваше имя.

//— Джулия —//

Клянусь моей невинностью, ты сводня!
Как! Принимать любовные записки
И соблазнять неопытность мою!
Поистине достойное занятье,
Но, видимо, тебе оно подходит.
Возьми письмо и отнеси немедля,
Иль на глаза не смей мне попадаться!

//— Лючетта —//

Заступницу любви вы так браните!

//— Джулия —//

Ступай!

//— Лючетта —//

Уйду, чтоб дать вам поразмыслить.
(Уходит.)
//— Джулия —//

Письмо мне страшно хочется прочесть,
Но как-то стыдно вновь позвать Лючетту,
Просить о том, за что сама бранила.
А все ж она порядочная дура.
Я – девушка, чего ж она ждала?
Она меня должна была заставить
Прочесть письмо. Всегда в устах девицы
Под строгим «нет» улыбку прячет «да».
О, глупая любовь! Как злой ребенок,
Она кусает няньку, а потом
Целует розгу. Я гнала Лючетту –
И так хотела, чтоб она осталась!
Я гневно брови хмурила, а сердце
От радости улыбкою сияло.
Так позову Лючетту, в наказанье
Себе самой, и попрошу прощенья.
Лючетта!

Входит Лючетта.

//— Лючетта —//

Что угодно, ваша милость?

//— Джулия —//

Когда обед?

//— Лючетта —//

Не скоро, к сожаленью.
Не то вы утолили бы свой голод
Едой, а не попреками служанке.

//— Джулия —//

А что ты так поспешно подняла?

//— Лючетта —//

Да ничего.

//— Джулия —//

Чего ж ты наклонилась?

//— Лючетта —//

Бумажку ненароком уронила.

//— Джулия —//

И что ж, бумажка эта – ничего?

//— Лючетта —//

Да ничего, что бы меня касалось.

//— Джулия —//

Тогда не тронь – оставь ее для той,
Кого она касается.

//— Лючетта —//

Вы правы.
Она сама за сердце тронет ту,
Кто слов правдивых не толкует ложно.

//— Джулия —//

Тебе твой милый написал стихи.

//— Лючетта —//

Их можно спеть, но вы должны на голос
Их положить, – вы в этом мастерица.

//— Джулия —//

Подобный вздор моих трудов не стоит,
Пой на мотив: «Блаженный свет любви».

//— Лючетта —//

Но стих тяжелый, а мотив – веселый.

//— Джулия —//

Да что ж он – гири подвязал к словам?

//— Лючетта —//

Вы спели б сами – вышло б мелодичней.

//— Джулия —//

А ты не можешь?

//— Лючетта —//

Слишком высоко.

//— Джулия —//

Давай письмо, плутовка!
(Берет письмо.)
Разберемся.

//— Лючетта —//

Возьмите верный тон, – и песня будет
Чудесная. Пока ваш тон фальшив.

//— Джулия —//

А ты дерзка.

//— Лючетта —//

Тут нужно петь дуэтом,
Ваш голос должен тенор поддержать.

//— Джулия —//

Твой бас все портит.

//— Лючетта —//

Я ведь за Протея
Стараюсь.

//— Джулия —//

Прекрати-ка болтовню!
Любовные мольбы, признанья…
(Разрывает письмо.)
В клочья!
И пусть лежат, а ты ступай, Лючетта,
Не смей их подбирать – я рассержусь.

//— Лючетта —//

Ишь, недотрога! А ведь как хотела б
Сердиться вновь – за новое письмо!
(Уходит.)
//— Джулия —//

Когда б я рассердилась хоть за это!
Вы, руки ненавистные мои,
Зачем слова любви вы разорвали?
Как злые осы, сладкий мед сосете,
Кусая насмерть медоносных пчел!
Я в искупленье каждую бумажку,
Обрывок каждый нежно расцелую.
Не стыдно ль? «Доброй Джулии» – он пишет.
В отместку за свою неблагодарность
Я брошу имя «Джулия» на камень,
Я растопчу свою пустую спесь!
Смотри: «Любовью раненный Протей».
О сладостное раненое имя!
Лежи отныне на моей груди,
Пока твои не исцелятся раны.
Их боль я поцелуями смягчу.
А ведь Протей здесь назван был три раза.
О ветер милый, не умчи ни слова,
Дай мне собрать по буквам все письмо.
Но лишь не имя «Джулия»! Ты, буря,
Взмети его на край скалы прибрежной
И с вышины в морскую бездну кинь!
А! вот! В одной строке он назван дважды:
«Протей влюбленный, горестный Протей –
Прелестной Джулии». Я это разорву…
Нет, ни за что! Ведь правда, как красиво
Соединил он наши имена!
Я лучше приложу одно к другому:
Целуйтесь нежно, ссорьтесь, обнимайтесь.

Входит Лючетта.

//— Лючетта —//

Сударыня, обед уже готов.
Вас ждет отец.

//— Джулия —//

Иду, иду, Лючетта.

//— Лючетта —//

А что ж клочки – останутся лежать,
Чтоб выдать нас?
//— Джулия —//

Возьми их, если хочешь.

//— Лючетта —//

Когда я подбирала их, вы были
Разгневаны, но все ж я их возьму.
Ведь здесь они простынут.

//— Джулия —//

Вижу, вижу,
Без них тебе и жизнь уж не мила.

//— Лючетта —//

Коль видите, вы так и говорите.
Я и сама все вижу – не слепая!

//— Джулия —//

Идем, идем. Пойдешь ты, наконец?

Уходят.

СЦЕНА 6

Милан. Комната во дворце герцога.
Входит Протей.

Протей

Измена клятве — Джулии неверность,
Измена клятве — к Сильвии любовь,
Измена клятве — оскорбленье друга.
Я той же силой, что исторгла клятвы,
Увы, к тройной измене принужден.
Любовь клялась, любовь нарушит клятву.
Лишь ты, любовь, на грех меня толкнула,
Открой же, как мне искупить свой грех!
Любил я прежде бледную звезду,
Теперь, прозрев, боготворю я солнце.
Ведь умный клятве глупой изменяет.
Тот слаб умом, чей разум не велит
На лучшее переменить плохое.
Стыдись, богохулительный язык!
Ты оскорбляешь ту, чьи совершенства
С таким восторгом прославлял недавно!
Забыть любовь не мог я, но забыл, —
Забыл тогда, когда любить я начал.
Теряю Джулию, теряю Валентина,
Но, сохранив их, я себя б утратил,
А потеряв обоих, обретаю
Себя в замену сладостному другу,
И Сильвию — возлюбленной взамен.
Я самому себе дороже друга.
Любовь же нам всего дороже в мире.
А Джулия — тому свидетель бог —
Пред Сильвией черна, как эфиопка.
О, если умерла моя любовь,
Я Джулию живой считать не стану,
И Валентина я сочту врагом,
Чтоб Сильвия подругою мне стала.
Могу ль я верность сохранить себе,
Не изменяя дружбе с Валентином?
Он замышляет ночью по веревке
В окно к небесной Сильвии проникнуть.
Я это знаю, я, его соперник!
Я должен сообщить ее отцу,
Что с нею Валентин побег замыслил.
Ведь герцог прочит Турио в зятья,
И в гневе он изгонит Валентина.
А там найду я хитроумный способ,
Чтоб Турио, докучному глупцу,
Помехой стать в намереньях любовных.
Дай мне, любовь, для быстрых дел крыла,
Как ты мне ум для замыслов дала.
(Уходит.)
СЦЕНА 7

Верона. Комната в доме Джулии.
Входят Джулия и Лючетта.

Джулия

Дай, милая Лючетта, мне совет,
Тебя любовью нежной заклинаю.
Ты — мой дневник. Ты все мои желанья
Записываешь и лелеешь в сердце.
Дай мне совет, как, чести не затронув,
Мне к моему любимому Протею
Скорее путь желанный совершить.

Лючетта

К несчастью, труден этот путь и долог.

Джулия

Усердный пилигрим не устает,
Шагами измеряя королевства.
Так я ль устану, на крылах любви
Летя к тому, кто мне безмерно дорог
И наделен небесным совершенством!

Лючетта

Не лучше ль подождать его возврата?

Джулия

Но встречи с ним мою питают душу.
Ужель ты не сочувствуешь страданьям
Моей изголодавшейся души?
Когда б любви мучения ты знала,
Скорей бы снег пыталась ты зажечь,
Чем погасить огонь любви словами.

Лючетта

Не потушить огонь ваш я стремлюсь,
Но лишь его неистовство умерить,
Чтоб он в границах разума остался.

Джулия

Чем больше гасишь, тем сильней горит он.
Скользящий тихо по лесу ручей,
Запруду встретив, буйством закипает,
Но если не мешать его теченью,
Он плещет мирно по камням блестящим,
Целуя каждый стебель камыша,
Встречающийся волнам в их дороге,
И, кончив путь, еще прозрачен, кроток,
Вливается он в бурный океан.
Не становись же на пути моем,
И, как ручей, я буду терпелива,
И легким я сочту мой трудный путь,
Когда он приведет меня к Протею.
С ним — отдохну! Так, после жизни горькой,
Блаженствует в Элизии душа.

Лючетта

В какой одежде вы хотите ехать?

Джулия

Не в женской, чтоб в дороге избежать
Бесстыдного мужского любострастья.
Ты мне поможешь раздобыть одежду,
Какую носят при дворе пажи.

Лючетта

Но волосы тогда остричь придется.

Джулия

Я подвяжу их шелковою нитью
И заплету двенадцатью узлами,
Упрямыми, как верная любовь.
Причудливость и юноше подходит,
Хотя б он старше был, чем я кажусь,

Лючетта

Штаны какого мы возьмем покроя?

Джулия

Ну, право, смех! Так точно прозвучало б:
«Какой длины, синьор, вам сделать юбку?»
На свой вопрос ответь себе сама.

Лючетта

Вам надо бы штаны с широким буфом.

Джулия

Оставь, Лючетта, это ведь уродство!

Лючетта

Штаны без буфов ничего не стоят.
Вы хоть иголку спрятать в буф могли бы.

Джулия

Моя Лючетта, ты меня ведь любишь.
Дай мне костюм, какой найдешь приличным.
Но что, как сплетню пустят обо мне —
О том, что я в подобный путь пустилась?
Не станет ли молва меня бесчестить?

Лючетта

Молвы боитесь, так сидите дома!

Джулия

Нет, ни за что.

Лючетта

Тогда скорее в путь,
И перестаньте думать о бесчестье.
Когда ж Протей одобрит ваш приезд,
Не все ль равно, кто вашу прыть осудит?
Но вряд ли будет вас Протей хвалить.

Джулия

Вот этого я не боюсь, Лючетта.
Его слова о вечности любви,
Потоки слез, и клятвы, и моленья
Порукой мне, что буду для Протея
Желанной гостьей.

Лючетта

Да, но это все
Используют мужчины для обмана.

Джулия

Лишь те, что низки, и для низкой цели.
Протей родился под звездой правдивой,
Слова его прочнее крепких уз,
Правдивее не может быть оракул,
И сердцем так далек он от обмана,
Как от земли далек лазурный свод.

Лючетта

Дай бог вам не найти в нем перемены.

Джулия

Лючетта, если любишь ты меня,
Не оскорбляй Протея недоверьем.
Люби его — и будешь мной любима.
Ступай за мной, мы все должны собрать,
Что может мне в дороге пригодиться.
Богатство, имя доброе мое,
Владенья, словом, все, моя Лючетта,
Оставлю я в твоем распоряженье.
Взамен — лишь снаряди меня в дорогу.
Не возражай, приступим лучше к сборам;
Клянусь, я больше медлить не могу.

Уходят.
СЦЕНА 4

Милан. Комната во дворце герцога.
Входят Валентин, Сильвия, Турио и Спид.
Валентин

Синьора,
Я вам о нем рассказывал не раз.
Он был бы здесь со мной, когда б любовь
Его глаза своим волшебным взором
Не заманила в плен.

Сильвия

И, вероятно,
Их отпустила для другого плена?

Валентин

Нет, он свой плен не сменит на другой.

Сильвия

Тогда он слеп. Но, будучи слепым,
Как мог он к вам сюда найти дорогу?

Валентин

Владычица, но ведь любовь стоока.

Турио

Любовь не может видеть. У нее
Нет вовсе глаз.

Валентин

Да, для таких влюбленных,
Как вы, синьор. Уродство ей противно.

Сильвия

Довольно, господа! А вот ваш друг.

Входит Протей.

Валентин

Привет тебе, мой дорогой Протей!
Синьора, я прошу у вас для друга
Особой благосклонности.

Сильвия

Пусть будет
Уверен в благосклонности моей,
Когда он тот, чьих писем так вы ждали.

Валентин

Да, это он, синьора, разрешите
Ему, как мне, слугою вашим быть.

Сильвия

Таких высоких слуг я недостойна.

Протей

Нет, вашей благосклонности высокой,
Синьора, недостоин ваш слуга.

Валентин

Довольно обсуждать, кто недостоин.
Примите, госпожа, его услуги!

Протей

Я преданность почту за высший долг.

Сильвия

Кто верен долгу, тот всегда бывает
Вознагражден за верность. Вы желанный
Слуга для недостойной госпожи.

Протей

За эту дерзость меч мой наказал бы
Любого.

Сильвия

Как! За то, что вы желанны?

Протей

О нет, за то, что недостойны вы.

Входит слуга.

Слуга

Синьора, мой господин, ваш отец, желает поговорить с вами.

Сильвия

Иду. —

Слуга уходит.

Пойдемте, Турио, со мною. —
Вас, новый мой слуга, я оставляю,
Чтоб вы могли потолковать друг с другом.
Беседу кончив, приходите к нам.

Протей

Мы оба тотчас к вам придем, синьора.

Сильвия, Турио и Спид уходят.

Валентин

Ну, расскажи, как все там поживают.

Протей

Твои друзья здоровы, шлют поклон.

Валентин

Ну, а твои?

Протей

Все были в добром здравье.

Валентин

А как твоя любовь?

Протей

Я помню, друг мой,
О ней подчас ты не хотел и слушать.
Рассказы о любви тебе докучны.

Валентин

Протей, во мне найдешь ты перемену.
Я искупил презрение к любви.
Покорный властным мыслям о любимой,
Не ем, не сплю, не ведаю покоя,
Тоскую днем, ночами слезы лью.
Любовь мне за презренье отомстила,
Сон отогнав от покоренных глаз,
Чтобы всечасно видели они,
Как безутешно раненое сердце.
О милый друг! Любовь — владыка смертных.
Я побежден, и для меня отныне
Страданья нет сильней ее страданий,
Нет радостей возвышенней и чище,
Нет мысли, нет беседы вне любви.
Еду и сон, всю жизнь и все желанья
Отныне заменила мне любовь.

Протей

В твоих глазах твою судьбу читаю, —
Не это ли была твоя богиня?

Валентин

Она, мой друг, — небесный ангел мой.

Протей

Небесный? Нет, ее краса — земная.

Валентин

Божественная!

Протей

Не хочу ей льстить.

Валентин

Но мне польсти — хвала нужна влюбленным.

Протей

Ты подносил мне горькие пилюли,
Когда я был влюблен, — так принимай
За меру — меру.

Валентин

Нет, скажи мне правду,
И если не божественна она,
Признай ее царицей земнородных.

Протей

За исключеньем Джулии.

Валентин

Мой друг!
Без исключений, если ты не хочешь
Мою любовь жестоко оскорбить.

Протей

Как! Я не вправе предпочесть свою?

Валентин

Я сам тебе открою, в чем могло бы
Ей предпочтенье быть: в высокой чести
Шлейф Сильвии носить, чтобы земля
Не возгордилась тем, что поцелует
Ее одежды край и не решила
Проститься с летом, зеленью, цветами
И облачиться в вечные снега.

Протей

Оставь, мой друг, напыщенный свой тон!

Валентин

Прости, Протей, но все бессильно меркнет
Пред Сильвией. Все совершенства жалки
В сравненье с ней, единственной.

Протей

Смотри же,
Оставь ее в единственном числе.

Валентин

Нет, ни за что. Мой друг, она моя.
И я мое сокровище живое
Не отдал бы за десять океанов,
Хотя б нектаром влага их была
И золотом — береговые скалы,
И драгоценным жемчугом — песок.
Прости, мой друг, что о тебе забыл я,
Но мысль моя поглощена любовью,
А глупый мой соперник — он богач
И потому любим ее отцом.
Ты видел, он отправился за нею,
Вот почему и я спешу туда.
Ты сам ведь знаешь, как любовь ревнива.

Протей

Но ты любим?

Валентин

Мы тайно обручились.
Теперь еще побег нам предстоит,
А там — венчанье. Я уж все обдумал.
По лестнице веревочной я влезу
В ее окно, и да хранят нас боги!
Пойдем ко мне, мой дорогой Протей,
Ты мне поможешь делом и советом.

Протей

Ступай вперед, а я приду потом.
Сейчас мне нужно в гавань ненадолго,
Чтоб с корабля забрать свои пожитки.
Ну, а затем немедленно к тебе.

Валентин

Мой друг, ты не задержишься?

Протей

Нет-нет!

Валентин уходит.

Как сильным жаром заглушают слабый
Иль клином выбивают клин другой,
Так прежний образ, созданный любовью,
Пред этим новым образом померк.
Глаза ль мои, хвала ли Валентина,
Моя ль неверность, красота ль ее
Мой разум безрассудно помрачили?
Она прекрасна, да, но не прекрасна ль
И Джулия, которую люблю я.
Люблю? О нет! Любил в былое время.
Моя любовь растаяла, как воск,
Перед огнем утративший подобье
Того, чем прежде восхищал он взор.
И мнится, охладел я к Валентину,
Любовью воспылав к его любимой.
Но, если я люблю ее, не зная,
Как полюблю, когда узнаю глубже!
Покуда мне знаком лишь облик внешний.
И что же? Мой рассудок помутился,
И, нет сомненья, мой ослепнет взор,
Увидев совершенство в полном блеске.
Смири, любовь, безумие свое!
Не властна ты? Так завоюй ее!
(Уходит.)