СценарииТеатр

Сценарий «12 ночи»

12 ночь или что угодно

(Перевод А.И.Кронеберга)

Действующие лица

Оpсино, герцог Иллирийский*.

Себастиан, молодой дворянин, брат Виолы.

Антонио, капитан корабля, друг Себастиана

Капитан корабля, друг Виолы.

Валентин |Курио — придворные герцога

Сэр Тоби Белч, дядя Оливии.

Сэр Эндрю Эгчик.

Мальволио*, управитель Оливии.

Фест, шут Оливии.

Оливия, богатая графиня.

Виола, влюбленная в герцога.

Мария, служанка Оливии.

Фабиан, слуга Оливии.

Придворные, священник, матросы, полицейские, музыканты и слуги.

Действие происходит в Иллирии, в городе

и на близлежащем берегу.

Действие I

Сцена 1

Комната во дворце герцога.

Входят герцог, Курио и придворные.

Вдали — музыканты.

Герцог: Коль музыка, ты — пища для любви,

Играйте громче, насыщайте душу!

И пусть, насытившись, желанье звуков

От полноты зачахнет и умрет.

Еще раз тот напев! Он словно замер!

Он обольстил мой слух, как ветер юга,

Что, вея над фиалковой грядой,

Нам в душу веет сладким ароматом.

Довольно, перестаньте! Нет, уж он

Не нежит слух, как это было прежде.

О дух любви, как свеж ты, как ты жив!

Как океан, ты принимаешь все,

Но что ни попадет в твою пучину,

Каким бы ценным ни было оно,

Всю ценность безвозвратно потеряет.

Любовь так преисполнена мечтаний,

Что истинно мечта — одна любовь.

 

Сцена 4

Комната во дворце герцога.

Герцог: Скажите, где Цезарио? Где он?

Виола: Я здесь, к услугам вашим, государь.

Герцог: (свите) Вы все пока постойте в стороне.

Цезарио, ты знаешь все: тебе

Я в книге сердца моего открыл

Страницы глубочайших тайн. Беги,

Лети к ней, милый друг, не принимай

Отказов никаких, стой у дверей, скажи,

Что корни в пол нога твоя пустила,

Что не уйдешь, пока ее ты не увидишь!

Виола: Однако ж, государь, когда тоске

Она действительно так предалась,

Как говорят, — она меня не впустит.

Герцог: Шуми, быть дерзким лучше, чем оставить

Без исполнения твое посольство.

Виола: Положим, государь, что мне удастся

С ней говорить — тогда что?

Герцог: О! Тогда

Раскрой пред ней весь пыл моей любви

И изуми рассказом обо мне.

Тебе излить тоску мою пристало:

Тебя она скорее станет слушать,

Чем старого посла с лицом суровым.

Виола: Не думаю.

Герцог: Поверь мне, милый друг

Тот наклевещет на твою весну,

Кто скажет, что ты муж. Уста Дианы

Не мягче, не алей; твой голосок,

Как голос девушки, и чист и звучен;

Как женщина, ты создан весь. Я знаю,

Твоя звезда посольству твоему

Благоприятна. Четверо из вас

Пусть с ним идут. Ступайте хоть и все,

Когда угодно. Мне дышать тем легче,

Чем менее вокруг меня людей.

Окончи счастливо твое посольство —

Свободен будешь ты, как твой монарх,

И с ним разделишь все.

Виола: Я постараюсь

Все сделать, чтоб графиню покорить.

(Тихо.)

О, как я ни стараюсь, все страдаю!

Его женой сама я быть желаю.

Уходят.

Сцена 5

Комната в доме Оливии.

Мальволио возвращается.

Мальволио: Сударыня, этот молодой человек клянется, что должен говорить с вами. Я сказал ему, что вы нездоровы, но он уверяет, что уже слышал об этом и потому именно пришел говорить с вами. Он вооружен против всякого отказа.

Оливия: Скажи ему, что я не хочу с ним говорить.

Мальволио: Я это уже говорил ему, да он уверяет, что будет стоять у дверей, как будка часового, пока вы его не допустите.

Оливия: Какого же рода этот человек?

Мальволио: Мужского.

Оливия: Ну, а какого рода мужчина?

Мальволио: Очень дерзкого. Волею или неволею, он непременно хочет говорить с вами.

Оливия: Его лета, наружность?

Мальволио: Не довольно стар для мужа, не довольно молод для мальчика; ни рыба ни мясо, так — на меже мальчика и мужа. Лицом смазлив, говорит дерзко, у него как будто еще молоко на губах не обсохло.

Оливия: Впусти его, да позови Марию.

Мальволио: (кричит) Мария, графиня зовет! (Уходит.)

Мария возвращается.

Оливия: Подай мне вуаль и накинь ее на меня: попробую еще раз выслушать посольство Орсино.

Входит Виола со свитою.

Виола: Кто из вас благородная хозяйка этого дома?

Оливия: Обратитесь ко мне, я хочу отвечать за нее. Что вам угодно?

Виола: Вселучезарнейшая, превосходнейшая, несравненнейшая красавица, прошу вас покорнейше сказать мне, кто здесь хозяйка? Я никогда ее не видал, и потому мне бы не хотелось промахнуться с моею речью, так как, кроме того, что она мастерски изложена, мне еще стоило большого труда выучить ее наизусть. Красавицы мои, не насмехайтесь надо мной: я очень чувствителен — малейшее неуважение меня раздражает.

Оливия: Откуда вы, сударь?

Виола: Я могу вам рассказать немного больше того, что я выучил, а этого вопроса нет в моей роли. Уверьте меня в том, моя красавица, что вы действительно хозяйка, чтоб я мог продолжать речь мою.

Оливия: Вы актер?

Виола: Нет, мое сокровенное сердце. И при всем том, клянусь вам всеми крючками хитрости, я не то, что представляю. Вы ли хозяйка?

Оливия: Если не слишком много беру на себя, так я.

Виола: Действительно, если это вы, то вы много на себя берете. Что в вашей воле дать, в том отказать вы не властны. Впрочем, это не принадлежит к моему поручению. Итак, я буду продолжать похвальное вам слово, а потом поднесу зерно моего посольства

Оливия: К делу. Что же касается похвального слова, то я вас освобождаю от него.

Виола: Ах да… А я убил столько труда, чтоб выучить его наизусть, и слово мое так поэтически изложено.

Оливия: Потому-то оно и вымышлено. Пожалуйста, поберегите его для себя. Я слышала, что вы неприлично вели, себя у моих дверей, и впустила вас больше затем, чтоб подивиться вам, чем слушать ваши рассказы. Если вы не безрассудны, то удалитесь; если вы умны, то укоротите речь свою. Сегодня я не расположена быть действующим лицом в подобном странном разговоре.

Мария: Угодно вам сняться с якоря? Вот дорога.

Виола: Нет, милый юнга, я еще здесь покрейсирую. Усмирите немного вашего великана, принцесса!

Оливия: Говорите, что вам угодно?

Виола: Я — посланный.

Оливия: Вероятно, вы должны сказать мне ужасную весть, если делаете к ней такие ужасные приготовления. Исполняйте ваше поручение.

Виола: Оно назначено только для вашего слуха. Я пришел не с объявлением войны, не с требованием дани. Оливковая ветвь в руке моей, и я произношу только слова мира

Оливия: Тем не менее начало было довольно бурное. Кто вы? Чего хотите?

Виола: Если я выказал невежливость, то этому виной прием, который встретил. Кто я и чего я хочу — таинственно, как девственная прелесть: для вашего слуха — целая поэма, для всякого другого — святотатство.

Оливия: Оставьте нас

Мария и свита уходят.

Послушаем эту поэму. Ну, сударь, что гласит ваша поэзия?

Виола: Прелестнейшая!..

Оливия: Утешительное учение, и о нем много можно наговорить. Где же стихи ваши?

Виола: В груди Орсино.

Оливия: В его груди? В которой главе?

Виола: Чтоб отвечать методически — в первой.

Оливия: О, ее я читала! Это ересь. Больше ничего вы не имеете сказать мне?

Виола: Красавица, позвольте взглянуть на ваше лицо.

Оливия: Разве герцог дал вам поручение к моему лицу? Вы сбились с текста. Однако ж я отброшу занавес и покажу вам картину. (Сбрасывает вуаль.) Смотрите — такова я действительно в это мгновение. Хороша ли работа?

Виола: Превосходна, если одна природа создала ее.

Оливия: Краса неподдельная: не боится ни дождя, ни ветра.

Виола: Где розы с лилиями сочетала

Природы нежная, искусная рука,

Там красота чиста и неподдельна.

Вы будете жесточе всех, графиня,

Когда в могиле скроете красу,

Изображенья не оставив миру.

Оливия: О, я не хочу быть так жестокосерда! Я издам каталог моей красоты, сделаю опись — и каждая частица, каждый кусочек будет приложен к моему завещанию, как, например: первое — довольно алые губы; второе — пара голубых глаз, при них и ресницы; третье — шея, подбородок и так далее. Что, вы присланы для оценки?

Виола: О, я вас вижу в настоящем виде:

Вы непомерно горды! Но, хоть будь

Сам дьявол заключен в вас, — вы прекрасны.

Мой повелитель любит вас, синьора.

Такой любви нельзя не наградить,

Хотя бы вы, Оливия, носили

Корону беспримерной красоты.

Оливия: Как любит он меня?

Виола: С потоком слез,

С благоговением, с огнем молитвы,

Со вздохами, звучащими любовью.

Оливия: Он знает, что любить я не могу

Его, хотя считаю благородным,

И добрым, и богатым, и отважным.

И знаю, что он молодостью свежей

И незапятнанной цветет. Природа

Прекрасные дары в прекрасной форме

Ему дала, А все же не могу я

Его любить, что мог бы уж давно

Он отгадать.

Виола: Когда б я вас любил

Так горячо, мучительно и страстно,

Как мой монарх, в отказе вашем гордом

Я б никакого смысла не нашел —

Не понял бы его.

Оливия: Но что б вы сделали?

Виола: У вашего порога

Я выстроил бы хижину из ивы,

Взывал бы день и ночь к моей царице,

Писал бы песни о моей любви

И громко пел бы их в тиши ночей.

По холмам пронеслось бы ваше имя,

И эхо повторило б по горам:

«Оливия!» Вам не было б покоя

Меж небом и землей, пока бы жалость

Не овладела вашею душой.

Оливия: Кто знает, вы бы далеко зашли!

Откуда же вы родом?

Виола: Жребий мой

Хотя и не тяжел, но род мой выше:

Я дворянин.

Оливия: Идите же назад

К монарху вашему. Его любить

Я не могу. Пусть он не присылает

Опять ко мне послов, иль разве вы

Придете известить меня, как принял

Орсино мой отказ. Прощайте

Благодарю за труд. Вот вам на память.

Виола: Нет, спрячьте кошелек — я не слуга,

Не мне, а герцогу нужна награда.

Пусть камнем станет сердце человека,

Которого вы будете любить!

Да презирает он твою любовь,

Как презираешь ты любовь Орсино!

Красавица жестокая, прощай.

(Уходит.)

Оливия: А родом вы откуда? «Жребий мой

Хотя и не тяжел, но род мой выше:

Я дворянин». Клянусь, что это правда!

Твое лицо, приемы, смелость, стан,

Твои слова — вот твой богатый герб.

Оливия, не торопись, потише.

Но ежели б слуга был господином —

Ужели заразиться так легко?

Я чувствую, что юношеский образ

Невидимо и осторожно вкрался

В мои глаза. Мальволио, где ты?

Мальволио возвращается.

Мальволио: Я здесь, графиня! Что угодно?

Оливия: Догони

Упрямого посланника Орсино.

Он перстень здесь насильно мне оставил.

Скажи, что я подарка не хочу.

Пусть герцогу не льстит, пусть не ласкает

Его пустой надеждой — никогда он

Оливию своей не назовет.

Когда ж послу угодно завтра утром

Прийти ко мне, я объявлю причину.

Мальволио, спеши!

Мальволио: Сейчас, графиня. (Уходит.)

Оливия: Что делаю, сама того не знаю.

Мой глаз не обольстил ли это сердце?

Свершай, судьба! Мы не имеем воли,

И нам судьбы своей не избежать.

Уходит.