Сценарии

ИСТОРИЯ ГУСЕНИЦЫ

ИСТОРИЯ ОДНОГО ПРЕВРАЩЕНИЯ

Вдоль садовой ограды малина и смородина росли так тесно, что казалось, там
больше не поместиться и травинке, но крапива, видно, так не считала: ух, сколько ее там было!
Там-то и жила Гусеница.
Жила она на самом большом кусте крапивы и с утра до ночи жевала крапиву — это
было все, что она умела делать, бедняжка!

01.Песня «Я жую, жую, жую…»

— Ах, как хорошо жить на свете, когда крапивы вдоволь! — приговаривала она в те
редкие минуты, когда переставала жевать. — Да, это и называется — жить в свое
удовольствие! Как хорошо!

А кругом и правда было так хорошо!
Солнце с каждым днем поднималось все выше, сияло все ярче, грело все сильнее — и
на земле все старались ему подражать: деревья, кусты и травы тянулись в вышину;
речка сверкала так, что больно было смотреть; все теплее становился ветер, а луг
покрылся тысячами маленьких желтых солнышек — это расцвели одуванчики.
Что говорить — была весна!

02. Вальс

— Конечно, еда — дело важное, — объяснял он Тлям, сидевшим под листом, — но
нельзя же из-за еды — тем более из-за крапивы — забывать обо всем на свете!

— Я выше этих пересудов, — ворчала она. — Я занимаюсь делом, а на всех остальных
мне наплевать!

03. Песня птиц

— Поют…. Поют и чирикают! Пустозвоны! Песнями сыт не будешь!
— Ах, нет! Петь — это так прекрасно!- Я бы так хотел петь, как птица!
— Ну и пой! Пой на здоровье! Можешь даже летать! Самое подходящее занятие для пустозвона!
— А… ведь… когда-нибудь… и ты… будешь… летать, соседка… — раздался
чей-то медленный, скрипучий голос.
— Это вы мне? —
— Да… да… именно тебе… Когда-нибудь у тебя вырастут крылья, и ты… будешь… летать… почти… как…
— Какая чушь! Я — летать? Нет уж, спасибо! Да ни за что на свете! Пусть этой чепухой занимаются птицы! Бессмысленные и пустоголовые !
— Ты бы… поосторожнее… о птицах… — проговорила Улитка,- ведь… они… могут… тебя съесть!
— Съесть меня? — Съесть меня? Меня никто не может съесть! Я очень-очень противная на вкус! — Это видит всякий, у кого есть глаза! Да! Меня никто не может съесть! Есть — это мое дело!

— Мама, мама! Гляди, чего я нашел!
— Брось немедленно эту гадость! Ох уж эти дети! Всякую дрянь тащат в рот! Брось сейчас же, а то у тебя живот заболит.

Стихотворение «Видишь, бабочки летят»

04. Танец насекомых

Как родилась Козявочка, никто не видал.

Это был солнечный весенний день. Козявочка посмотрела кругом и сказала:

— Хорошо!..

Расправила Козявочка свои крылышки, потёрла тонкие ножки одна о другую, ещё посмотрела кругом и сказала:

— Как хорошо!.. Какое солнышко тёплое, какое небо синее, какая травка зелёная, — хорошо, хорошо!.. И всё моё!..

В несколько часов Козявочка узнала решительно всё, именно: что, кроме солнышка, синего неба и зелёной травки, есть ещё сердитые шмели, серьёзные червячки и разные колючки на цветах. Одним словом, получилось большое огорчение. Козявочка даже обиделась. Помилуйте, она была уверена, что всё принадлежит ей и создано для неё, а тут другие то же самое думают. Нет, что-то не так… Не может этого быть.

Летит Козявочка дальше и видит — вода.

— Уж это моё! — весело запищала она. — Моя вода… Ах, как весело!.. Тут и травка и цветочки.

А навстречу Козявочке летят другие козявочки.

— Здравствуй, сестрица!

— Здравствуйте, милые… А то уж мне стало скучно одной летать. Что вы тут делаете?

— А мы играем, сестрица… Иди к нам. У нас весело… Ты недавно родилась?

— Только сегодня… Меня чуть Шмель не ужалил, потом я видела Червяка… Я думала, что всё моё, а они говорят, что всё ихнее.

Как было весело летом!.. Ах, как весело! Трудно даже рассказать всё по порядку… Сколько было мух, — тысячи. Летают, жужжат, веселятся… Когда родилась маленькая Мушка, расправила свои крылышки, ей сделалось тоже весело. Так весело, так весело, что не расскажешь. Всего интереснее было то, что с утра открывали все окна и двери на террасу — в какое хочешь, в то окно и лети.

Лето стояло жаркое, и с каждым днём мух являлось всё больше и больше. Они падали в молоко, лезли в суп, в чернильницу, жужжали, вертелись и приставали ко всем. Но наша маленькая Мушка успела сделаться уже настоящей большой мухой и несколько раз чуть не погибла.

 

Одуванчики давно отцвели и облетели; на лугу появились новые цветы; вскоре
отцвели и они — ведь цветы живут так недолго.
Изменилась и сама Гусеница. Она очень выросла — и не мудрено, ведь на аппетит
она никогда не могла пожаловаться! А главное, она стала совершать поступки,
которых от нее никак нельзя было ожидать!
Порой, например, она переставала грызть крапиву, поднимала голову и озиралась,
словно чего-то ждала. А иногда она даже всползала на самую верхушку куста и
подолгу смотрела вдаль.

А однажды Гусенице приснился сон. Кто бы мог подумать! Да, да, самый настоящий
сон!

05. Песня «Мечты»

наконец наступил роковой день: день, когда Гусеница почувствовала, что она
больше не хочет — не может! — есть.
Да, да! Вялая, сонная сидела она на листе — на большом, сочном, аппетитном
листе! — и, вместо того чтобы грызть его, вяло и сонно, словно от нечего делать,
обматывала сама себя шелковинкой.

06.Сонная песенка

Так прожила Козявочка целое лето.

Много она веселилась, а много было и неприятного. Два раза её чуть-чуть не проглотил проворный стриж; потом незаметно подобралась лягушка, — мало ли у козявочек всяких врагов! Были и свои радости. Встретила Козявочка другую такую же козявочку, с мохнатыми усиками. Та и говорит:

— Какая тых орошенькая, Козявочка… Будем жить вместе.

И зажили вместе, совсем хорошо зажили. Всё вместе: куда одна, туда и другая. И не заметили, как лето пролетело. Начались дожди, холодные ночи. Наша Козявочка нанесла яичек, спрятала их в густой траве и сказала:

— Ах, как я устала!..

Мух сильно поубавилось от всех этих неприятностей, а тут новая беда. Оказалось, что лето прошло, начались дожди, подул холодный ветер, и вообще наступила неприятная погода.

— Неужели лето прошло? — удивлялись оставшиеся в живых мухи. — Позвольте, когда же оно успело пройти? Это наконец несправедливо… Не успели оглянуться, а тут осень.

Понятно, что с наступлением осени все мухи испытывали самое дурное настроение духа. Характер сразу испортился почти у всех. О прежних радостях не было и помину. Все сделались такими хмурыми, вялыми и недовольными. Некоторые дошли до того, что начали даже кусаться, чего раньше не было.

07. Этюд «Осенний сон»

Прошла зима; с сосулек закапали первые слезинки — сосулькам было жалко, что зима
проходит; набухли почки на деревьях; на проталине выглянул первый подснежник —
кокон все висел и висел, неподвижный, застывший, словно неживой. Может быть, и
правда там не было никого живого?
Но едва раскрылись одуванчики на лугу, с кокона слетела верхушка и какое-то
странное существо неуклюже выползло наружу и уселось на сухом листе.
Боже, какое жалкое это было создание! Мокрое, беспомощное, все измятое, и
вдобавок на спине у него висели две сморщенные, тоже мокрые, тряпочки!
Но солнце, доброе весеннее солнце, для которого все равны, поглядело на него так
же ласково, как на самый прекрасный цветок; и под его теплым взглядом
морщинистые лоскутки расправились, развернулись — и ослепительными красками
засияла пара чудесных крыльев!
Да, никто бы не узнал в этой прелестной Бабочке нашу старую знакомую — Гусеницу!

— Ну, что… соседка? Вот… видишь… у тебя… теперь… есть крылья…
— Ах, здравствуйте, милая Улитка! Да, да, у меня теперь и правда есть крылья! Крылья!
— И ты… можешь… полететь… и сгрызть весь… лес… как ты… собиралась…
— Сгрызть? Что это значит — сгрызть?
— Ах, да! Помню, помню! Но почему-то мне совсем не хочется грызть! Да и нечем, по правде говоря!
— Без… еды… долго… не протянешь…
— У меня есть крылья! Крылья! -Я могу лететь, куда хочу, и любоваться всем на свете! Ведь крылья… ведь для того и даются крылья, правда?
08..Песня бабочки

— Полетим? — крикнул мотылек, заметив Бабочку.
— Полетим! — радостно откликнулась она.

_ Полетим!!!- откликнулись все остальные

09. Заключительный танец