ЩЕЛКУНЧИК

ЩЕЛКУНЧИК

Спектакль-балет по музыке П.И.Чайковского

и сказке Э.Т.А.Гофмана

«Щелкунчик и Мышиный король»

1.

Комната уставлена подарками. Родители хлопочут последние минуты у елки, наводя порядок, крестный Дроссельмейер приносит еще одну коробку и ставит ее рядом с ширмой. Фриц и Мари подглядывают из другой комнаты:

МАРИ:Ах, что-то смастерил нам на этот раз крестный! — воскликнула Мари.

ФРИЦ: В нынешнем году это непременно будет крепость, а в ней будут маршировать прехорошенькие нарядные солдатики, а потом появятся другие солдатики и пойдут на приступ, но те солдаты, что в крепости, отважно выпалят в них из пушек, и поднимется шум и грохот.

МАРИ:Нет, нет, крестный рассказывал мне о прекрасном саде. Там большое озеро, по нему плавают чудо какие красивые лебеди с золотыми ленточками на шее и распевают красивые песни.

ФРИЦ: Да и какой толк нам от его игрушек? У нас тут же их отбирают. Нет, мне куда больше нравятся папины и мамины подарки: они остаются у нас, мы сами ими распоряжаемся.


Стало темно и тихо. Загорается елка, звонит дверной колокольчик.


МАМА: Идемте, идемте, милые детки, посмотрите, чем одарил вас младенец Христос!


Дети рассматривают подарки. Очередь подходит подаркам Дроссельмейера. Открывают ширму. За ней стоят куклы: Маркитанка, Солдатик, Арлекин и Коломбина.

Куклы танцуют. Дети восхищаются. Заводят их еще и еще. Тут родители убирают кукол за ширму. Дети расстроены.

Фриц обращает внимание на солдатиков, марширует вместе с ними. А Мари этим временем уже увидела Щелкунчика и рассматривает его.

МАРИ: Ах! Ах, милый папочка, для кого этот хорошенький человечек, что стоит под самой елкой?

ПАПА: Он, милая деточка,будет усердно трудиться для всех вас: его дело — аккуратно разгрызать твердые орехи, и куплен он и для Луизы, и для тебя с Фрицем.

Раз тебе, милая Мари, Щелкунчик пришелся по вкусу, так ты уж сама и заботься о нем и береги его, хотя, как я уже сказал, и Луиза и Фриц тоже могут пользоваться его услугами.

Дети заняты Щелкунчиком. Фриц заставляет его разгрызть большой орех и ломает ему челюсть.

МАРИ:Ах, бедный, милый Щелкунчик!

ФРИЦ:Что за дурак! Берется орехи щелкать, а у самого зубы никуда не годятся. Верно, он и дела своего не знает. Дай его сюда, Мари! Пусть щелкает мне орехи. Не беда, если и остальные зубы обломает, да и всю челюсть в придачу. Нечего с ним, бездельником, церемониться!


МАРИ:Нет, нет! Не отдам я тебе моего милого Щелкунчика. Посмотри, как жалостно глядит он на меня и показывает свой больной ротик! Ты злой: ты бьешь своих лошадей и даже позволяешь солдатам убивать друг друга.

ФРИЦ:Так полагается, тебе этого не понять! А Щелкунчик не только твой, он и мой тоже. Давай его сюда!

ПАПА: Я нарочно отдал Щелкунчика на попечение Мари. А он, как я вижу, именно сейчас особенно нуждается в ее заботах, так пусть уж она одна им и распоряжается и никто в это дело не вмешивается.

Мари остается с Щелкунчиком, укачивает его, смотрит книжку. Фриц с друзьями играет в солдатики. Гости, потанцевав, расходятся.

Приглушается свет.

МАМА: Дети, пора убирать игрушки на места и идти спать. Уже очень поздно.

ФРИЦ:Правда,беднягам тоже пора на покоЙ, а в моем присутствии никто из них не посмеет клевать носом, в этом уж я уверен!
МАРИ:Милая мамочка, позволь мне побыть здесь еще минуточку, одну только минуточку! У меня так много дел, вот управлюсь и сейчас же лягу спать.

МАМА: Ну, хорошо. Не засиживайся долго, милая Мари. А то тебя завтра не добудишься, сказала мама, уходя в спальню.


МАРИ:Ах, Щелкунчик, миленький, пожалуйста, не сердись, что Фриц сделал тебе больно: он ведь не нарочно. Просто он огрубел от суровой солдатской жизни, а так он очень хороший мальчик, уж поверь мне! А я буду беречь тебя и заботливо выхаживать, пока ты совсем не поправишься и не повеселеешь. Вставить же тебе крепкие зубки, вправить плечи — это уж дело крестного Дроссельмейера: он на такие штуки мастер.


Мари уложила Щелкунчика и собралась уже уйти в спальню, как вдруг,во всех углах — за печью, за стульями, за шкафами — началось тихое-тихое шушуканье, перешептыванье и шуршанье. А часы на стене зашипели, захрипели все громче и громче, но никак не могли пробить двенадцать.

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР:Тик-и-так, тик-и-так! Не хрипите громко так! Слышит все король мышиный. Трик-и-трак, бум-бум! Ну, часы, напев старинный! Трик-и-трак, бум-бум! Ну, пробей, пробей, звонок: королю подходит срок!
«бим-бом, бим-бом! «

МАРИ:Крестный, послушай, крестный, зачем ты туда забрался? Слезай вниз и не пугай меня, гадкий крестный!


Мари увидела со всех сторон маленькие огоньки и услышала писк. Появился семиголовый Мышиный король и войско писком приветствовало его, после чего дружно двинулось на Мари. Мари от ужаса потеряла сознание.

Щелкунчик: Стройся, взвод! Стройся, взвод! В бой вперед! Полночь бьет! Стройся, взвод! В бой вперед!
Щелк-щелк-щелк, глупый мыший полк! То-то будет толк, мыший полк! Щелк-щелк, мыший полк — прет из щелок — выйдет толк!
Эй вы, мои верные вассалы, други и братья! Постоите ли вы за меня в тяжком бою?

И сейчас же отозвались три скарамуша, Панталоне, четыре трубочиста, два бродячих музыканта и барабанщик:

ИГРУШКИ:Да, наш государь, мы верны вам до гроба! Ведите нас в бой — на смерть или на победу!


Щелкунчик:Барабанщик, мой верный вассал, бей общее наступление!
(К Панталоне) Генерал, мне известны ваши доблесть и опытность.Исполняйте свой долг!

КЛЕРХЕН:Неужели я умру во цвете лет, неужели умру я, такая красивая кукла!
ТРУДХЕН:Не для того же я так хорошо сохранилась, чтобы погибнуть здесь, в четырех стенах!

Пестрые и нарядные великолепные полки, составленные из садовников, тирольцев, тунгусов, парикмахеров, арлекинов, купидонов, львов, тигров, мартышек и обезьян, сражались с хладнокровием, отвагой и выдержкой.

ЩЕЛКУНЧИК: Коня, коня! Полцарства за коня!


Мыши схватили Щелкунчика.


МАРИ: О мой бедный Щелкунчик! (Бросает туфельку в мышей)
Мыши исчезают, Мари падает в обморок.


Затемнение.

2.

Светлый день. Мари сидит в кресле, укрытая пледом. Мама хлопочет возле нее.

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Ну-ка, дайте мне поглядеть на нашу бедную раненую Мари


МАРИ:О крестный, какой ты гадкий! Я отлично видела, как ты сидел на часах и свесил на них свои крылья, чтобы часы били потише и не спугнули мышей. Я отлично слышала, как ты позвал мышиного короля. Почему ты не поспешил на помощь Щелкунчику, почему ты не поспешил на помощь мне, гадкий крестный? Во всем ты один виноват. Из-за тебя я порезала руку и теперь должна лежать больная в постели!
МАМА:Что с тобой, дорогая Мари?

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Ходит маятник со скрипом. Меньше стука — вот в чем штука. Трик-и-трак! Всегда и впредь должен маятник скрипеть, песни петь. А когда пробьет звонок: бим-и-бом! — подходит срок. Не пугайся, мой дружок. Бьют часы и в срок и кстати, на погибель мышьей рати, а потом слетит сова. Раз-и-два и раз-и-два! Бьют часы, коль срок им выпал. Ходит маятник со скрипом. Меньше стука — вот в чем штука. Тик-и-так и трик-и-трак!

ФРИЦ: Ах, крестный Дроссельмейер, сегодня ты опять такой потешный! Ты кривляешься совсем как мой паяц, которого я давно уже зашвырнул за печку.


МАМА: Дорогой господин старший советник, это ведь действительно странная шутка. Что вы имеете в виду?

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Господи боже мой, разве вы позабыли мою любимую песенку часовщика? Я всегда пою ее таким больным, как Мари.
Не сердись, что я не выцарапал мышиному королю все четырнадцать глаз сразу, — этого нельзя было сделать. А зато я тебя сейчас порадую.


И осторожно вытащил Щелкунчика
МАРИ: Ах!

МАМА: Вот видишь, как заботится крестный о твоем Щелкунчике

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: А все-таки сознайся, Мари, ведь Щелкунчик не очень складный и непригож собой. Если тебе хочется послушать, я охотно расскажу, как такое уродство появилось в его семье и стало там наследственным. А может быть, ты уже знаешь сказку о принцессе Пирлипат, ведьме Мышильде и искусном часовщике?


МАРИ: Ах, нет! Расскажи, милый крестный, расскажи!

МАМА: Надеюсь, дорогой господин Дроссельмейер, что на этот раз вы расскажете не такую страшную сказку, как обычно.

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Ну, конечно, дорогая госпожа Штальбаум. Напротив, то, что я буду иметь честь изложить вам, очень занятно.
СКАЗКА О ТВЕРДОМ ОРЕХЕ
Арлекин, Пьеро, Коломбина дерут ширму на фоне которой появляются герои из рассказа Дроссельмейера.
Король скачет на одной ноге и радостно кричит


ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Мать Пирлипат была супругой короля, а значит, королевой, а Пирлипат как родилась, так в тот же миг и стала прирожденной принцессой. Король налюбоваться не мог на почивавшую в колыбельке красавицу дочурку.

КОРОЛЬ: Хейза! Видел ли кто-нибудь девочку прекраснее моей Пирлипатхен?
— Нет, никто не видел!

КОЛОМБИНА:Да, по правде говоря, и нельзя было отрицать, что с тех пор, как стоит мир, не появлялось еще на свет младенца прекраснее принцессы Пирлипат. Личико у нее было словно соткано из лилейно-белого и нежно-розового шелка, глазки — живая сияющая лазурь, а особенно украшали ее волосики, вившиеся золотыми колечками.


АРЛЕКИН:Раз как-то Король, желая показать, что у него много золота и серебра, решил устроить празднество, достойное его.

КОРОЛЬ: Милочка, тебе ведь известно, какая колбаса мне по вкусу

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР:Королева уже знала, к чему он клонит речь: это означало, что она должна лично заняться весьма полезным делом — изготовлением колбас.


КОЛОМБИНА:Наступил самый важный момент: пора было разрезать на ломтики сало и поджаривать его на золотых сковородах.

МЫШИЛЬДА: Дай и мне отведать сальца, сестрица! И я хочу полакомиться — я ведь тоже королева. Дай и мне отведать сальца!


КОРОЛЕВА: Вылезайте, госпожа Мышильда! Покушайте на здоровье сальца.

Семейство мышей набрасываются на сало.

Забили в литавры, затрубили в трубы. Мыши убегают. Придворные вносят на подносах колбасы. Гости пробуют. Король приходит в ярость:

КОРОЛЬ:Слишком мало сала!

КОРОЛЕВА: О мой бедный, несчастный царственный супруг! О, какое горе пришлось вам вынести! Но взгляните: виновница у ваших ног — покарайте, строго покарайте меня! Ах, Мышильда со своими кумовьями, тетушками и семью сыновьями съела сало, и:

С этими словами королева без чувств упала навзничь.

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР:Созвали тайный государственный совет. Решили возбудить процесс против Мышильды и отобрать в казну все ее владения.

КОЛОМБИНА:Были изобретены весьма искусные машинки, в которых на ниточке было привязано поджаренное сало.


АРЛЕКИН:Все семь сыновей и много-много Мышильдиных кумовьев и тетушек, привлеченные вкусным запахом , забрались в мышеловки — и только их и видели…


МЫШИЛЬДА: Мои сыновья, кумовья и тетушки убиты. Берегись, королева: как бы королева мышей не загрызла малютку принцессу! Берегись!
Уходит…

Сцена у колыбели. Нянька спит. Мышь покрадывается к кроватке. Нянька просыпается и кричит от ужаса. Все кидаются к кроватке.


ВСЕ:Слава богу, она жива!

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Но как же они испугались, когда взглянули на Пирлипатхен и увидели, что сталось с хорошеньким нежным младенцем!

КОРОЛЬ: Ах я несчастный монарх!

КОЛОМБИНА:Теперь король, казалось, мог бы понять, что лучше было съесть колбасу без сала и оставить в покое Мышильду со всей ее запечной родней

АРЛЕКИН: но об этом отец принцессы Пирлипат не подумал — он просто-напросто свалил всю вину на придворного часовщика и чудодея и отдал мудрый приказ:

КОРОЛЬ: Придворный часовщик и чудодей должен в течение месяца вернуть принцессе Пирлипат ее прежний облик или, по крайней мере, указать верное к тому средство — в противном случае он будет предан позорной смерти от руки палача.

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР: Часовщик тотчас же отправился к придворному звездочету. Придворный звездочет поглядел на звезды и составил гороскоп принцессы Пирлипат.

ЗВЕЗДОЧЕТ: О,радость! — наконец все стало ясно: чтобы избавиться от волшебства, которое ее изуродовало, и вернуть себе былую красоту, принцессе Пирлипат достаточно съесть ядрышко ореха Кракатук.
У ореха Кракатук очень твердая скорлупа,- по нему может проехаться с пушка и не раздавить его. Этот твердый орех должен разгрызть и, зажмурившись, поднести принцессе человек, никогда еще не брившийся и не носивший сапог. Затем юноше следует отступить на семь шагов, не споткнувшись, и только тогда открыть глаза.

КОЛОМБИНА: Дроссельмейер и придворный звездочет странствовали уже пятнадцать лет, когда вдруг, уже совсем отчаявшись, по дороге домой, в гостях у брата часовщика нашелся такой орех!!!

ДРОССЕЛЬМЕЙЕР:Дроссельмейер и звездочет немедленно дали знать в столицу, что орех Кракатук найден.

Фанфары, Принцы пытаются раскусить орех. Появляется молодой племянник Дроссельмейера.


Пирлипат: Ах, если бы он разгрыз орех Кракатук и стал моим мужем!

Юноша разгрызает орех. Принцесса глотает ядрышко, становится красавицей. Шум, радость , ликование.

Молодой человек пятится назад и наступает на Мышильду, которая тут же умирает, а он превращается в Щелкунчика.



МЫШИЛЬДА: О твердый, твердый Кракатук, мне не уйти от смертных мук! .. Хи-хи: Пи-пи: Но, Щелкунчик-хитрец, и тебе придет конец: мой сынок, король мышиный, не простит моей кончины — отомстит тебе за мать мышья рать. О жизнь, была ты светла — и смерть за мною пришла: Квик!