Архив рубрики: чтецкие отрывки

Незнайка на луне

1. Полина Аляпкина

Однажды Незнайка встретил Пончика и сказал:

– Слушай, Пончик, теперь мы с тобой товарищи по несчастью.

– По какому несчастью? – не понял Пончик.

– Ну, тебя ведь не берут на Луну, и меня тоже.

– Мне нельзя на Луну. Я слишком тяжёленький. Ракета не поднимет меня, – сказал Пончик.

– Глупости! – ответил Незнайка. – Все, кто полетит в ракете, будут в состоянии невесомости, так что для ракеты всё равно, тяжёленький ты или не тяжёленький. Никто ничего не будет весить. Понял?

Было уже совсем поздно, когда Незнайка и Пончик добрались до Космического городка. Взошла Луна, и вокруг стало светлей. Прокравшись мимо домов, наши друзья очутились на краю круглой площади, в центре которой возвышалась космическая ракета.

– Вот тебе и весь сказ, – ещё раз повторил Пончик и почесал рукой за ухом.

Незнайка в это время уже открыл дверцы лифта и, дёрнув Пончика за рукав, сказал:

– Ну иди! Почесаться ещё успеешь!

– Вот мы и дома! Попробуй-ка найди нас здесь!

– А как мы обратно вылезем? – испуганно спросил Пончик.

– Как влезли, так и вылезем. Вот видишь, у двери кнопка? Нажмёшь её, дверь и откроется. Здесь все на кнопках.

– Что с тобой? Ты как будто не рад? – удивился Незнайка.

– Нет, почему же? Я очень рад, – ответил Пончик с видом преступника, которого за какие-то страшные злодеяния решили казнить.

– Ну, если рад, то давай спать ложиться. Уже совсем поздно.

Сказав это, Незнайка растянулся на дне отсека, подложив под голову вместо подушки свой собственный кулак. Пончик последовал его примеру. Устроившись поудобнее на мягкой пластмассе, он принялся обдумывать своё положение, и у него в голове постепенно созрела мысль, что ему лучше всего отказаться от этого путешествия.

«Вылезу из ракеты и убегу домой, вот тебе и весь сказ, – подумал он. – А Незнайка пусть летит себе на Луну, если ему так хочется».

Затаив дыхание, Пончик поднялся по лестничке и нажал кнопку у двери. Дверь отворилась. Наконец ему всё же удалось отыскать дверцу лифта. Недолго думая он забрался в кабину и нажал первую попавшуюся кнопку. Кабина, вместо того чтобы опуститься вниз, поднялась вверх. Но Пончик не обратил на это внимания и, выйдя из кабины, принялся искать дверь шлюзовой камеры, через которую можно было выйти наружу. Выключателя ему не удалось обнаружить, но посреди кабины он наткнулся на небольшой столик, на котором нащупал кнопку. Вообразив, что посредством этой кнопки включается свет, Пончик нажал её и сразу подскочил кверху, оказавшись в состоянии невесомости. Одновременно с этим он услышал мерный шум заработавшего реактивного двигателя.

Незнайка тем временем безмятежно спал в пищевом отсеке и даже не чувствовал, что космический полёт начался. Среди ночи он, однако, проснулся и никак не мог понять, почему находится здесь, а не дома в постели. Постепенно он вспомнил, что нарочно забрался в ракету. Почувствовав невесомость и обратив внимание на мерный шум реактивного двигателя, Незнайка понял, что космический корабль находится в полёте. «Значит, пока я спал, Знайка и остальные коротышки погрузились на корабль и отправились на Луну. Всё получилось точно, как я рассчитал!» – подумал Незнайка.

В это время он вспомнил о Пончике и, оглядевшись по сторонам, сказал:

– Позвольте, дорогие друзья, а где же Пончик? Мы ведь вместе с ним залезли в отсек!

Тут Незнайка заметил, что дверь отсека раскрыта настежь.

«Ага! Значит, Пончик уже проснулся и вылез, – сообразил Незнайка. Ну что ж, если так, то и мне нет смысла тут одному сидеть».

Незнайка выбрался из отсека и, отворив дверцу лифта, увидел в кабине Пончика.

– А, вот ты куда забрался! – воскликнул Незнайка. – Чувствуешь? Уже летим!

– Что? – спросил, просыпаясь, Пончик и зевнул во всю ширину рта.

– Летим! – радостно закричал Незнайка.

– Куда летим? – спросил Пончик и начал протирать кулаками глаза.

– На Луну. Куда же ещё?

– На какую Луну?

– Ну, на какую… Не знаешь, какая Луна бывает!

– На Луну?!

– На Луну! – радостно подтвердил Незнайка.

– Летим?!

– Летим, в том-то и дело! – закричал Незнайка и, не в силах сдержать свою радость, бросился обнимать Пончика.

От страха у Пончика захватило дух, нижняя челюсть у него отвисла, глаза округлились, и он смотрел на Незнайку остановившимся, немигающим взглядом.

– А где же все остальные? Ты не видал их? – спросил Незнайка, не замечая странного состояния Пончика.

– Ка-а-кие оста-стальные? – спросил, заикаясь от волнения. Пончик.

– Ну, где все коротышки? Где Знайка?

– А они ра-ра-разве здесь?

Спустившись в салон, друзья убедились, что и там было пусто.

– Да здесь вообще никого нет! – воскликнул Незнайка. – Похоже, что мы в ракете одни.

– Как одни? – испугался Пончик.

– Так, одни, – развёл Незнайка руками.

– Кто же тогда запустил ракету?

– Не знаю.

– Не могла же ракета запуститься сама!

– Не могла, – согласился Незнайка.

– Значит, её запустил кто-нибудь, – сказал Пончик.

– Кто же мог её запустить?

– Ну, не знаю.

Незнайка подозрительно посмотрел на Пончика и спросил:

– Может быть, это ты её запустил?

– Я? – удивился Пончик.

– Ну да, ты!

– Как же я мог её запустить? – пожал Пончик плечами. – Я и не знаю, как её запускать.

– А зачем ты вылез из отсека? – спросил Незнайка. – Почему, когда я проснулся, тебя в отсеке не было? Ты куда ходил, признавайся?

– Честное слово, я нигде ничего не нажимал. Я только попал нечаянно в какую-то маленькую кабиночку и нажал там одну совсем-совсем маленькую кнопочку на столе…

– А-а-а! – страшным голосом закричал Незнайка и, схватив Пончика за шиворот, потащил в кнопочную кабину. – Ну-ка, признайся, ты в этой кабиночке был?

– Ка-а-ажется, в этой, – разевая рот, словно вытащенная из воды рыба, промямлил Пончик.

– Эту кнопочку нажимал?

– Ка-а-ажется, эту, – признался Пончик.

– Ну так и есть! – воскликнул Незнайка. – Значит, это ты запустил ракету! Что теперь прикажете делать?

– А нельзя ли ка-а-ак-нибудь остановить ра-а-акету?

– Как же её остановишь?

– Ну, нажать ещё какую-нибудь к-к-кнопочку.

– Я тебе как дам кнопочку! Ты нажмёшь кнопочку, ракета остановится, и мы с тобой застрянем посреди мирового пространства! Нет уж, лучше полетим на Луну.

2. Кузнецов Глеб

Хотя ракета мчалась со страшной скоростью, покрывая пространство в двенадцать километров в одну секунду, Незнайке казалось, что она застыла на месте и ни на полпальца не приближается к Луне. Это объяснялось тем, что расстояние от Земли до Луны очень большое – около четырехсот тысяч километров.

Прошло два или три часа, а Незнайка всё смотрел на Луну и никак не мог от неё оторваться. Луна словно притягивала к себе его взоры.

Ему казалось, что двигатель потихоньку шепчет ему на ухо: «Чаф-чафчаф-чаф!» Эти звуки постепенно убаюкали Незнайку, и он заснул.

Прошло несколько часов, и Незнайка почувствовал, что его кто-то тормошит за плечо. Открыв глаза, он увидел Пончика.

– Проснись скорее. Незнайка! Беда! – бормотал Пончик испуганно.

– Какая беда? – спросил, окончательно проснувшись. Незнайка.

– Беда, братец, мы, кажется, проспали ужин!

– Тьфу на тебя с твоим ужином! – рассердился Незнайка. – Я думал, невесть что случилось!

– Удивляюсь твоей беспечности! – сказал Пончик. – Режим питания нарушать нельзя. Все надо делать вовремя: и обедать, и завтракать, и ужинать. Все это дело нешуточное!

– Ну ладно, ладно, – нетерпеливо сказал Незнайка. – Пойдём сперва на Луну посмотрим, а потом можешь хоть обедать, хоть ужинать и даже завтракать заодно.

Друзья поднялись в астрономическую кабину и взглянули в верхний иллюминатор. То, что они увидели, ошеломило их. Огромный светящийся шар висел над ракетой, заслоняя небо со звёздами. Пончик напугался до того, что у него затряслись и губы, и щеки, и даже уши, а из глаз потекли слёзы.

– Это что?.. Это куда?.. Сейчас об это треснемся, да? – залопотал он, цепляясь за рукав Незнайки.

– Тише ты! – прикрикнул на него Незнайка. – По-моему, это просто Луна.

– Как, просто Луна? – удивился Пончик. – Луна ведь маленькая!

– Конечно, Луна. Просто мы подлетели к ней близко.

 – Ну её! –  . – Не хочу я смотреть на эту Луну!

– Почему? – спросил Незнайка.

– А зачем она висит прямо над головой? Ещё упадёт на нас сверху!

– Чудак! Это не Луна на нас упадёт, а мы на неё.

– Как же мы можем на неё упасть, если мы снизу, а Луна сверху?

– Ну, понимаешь, – объяснил Незнайка, – Луна просто притянет нас.

– Значит, мы вроде как бы прицепимся к Луне снизу? – сообразил Пончик.

Незнайка и сам не знал, как произойдёт посадка на Луну, но ему хотелось показать Пончику, будто он все хорошо знает. Поэтому он сказал:

– Вот-вот. Вроде как бы прицепимся.

– Ничего себе дельце! – воскликнул Пончик. – Значит, когда мы вылезем из ракеты, то будем ходить по Луне вверх ногами?

– Это зачем же ещё? – удивился Незнайка.

– А как же иначе? – ответил Пончик. – Если мы снизу, а Луна сверху, то хочешь не хочешь, а придётся переворачиваться вверх тормашками.

– Гм! – ответил в раздумье Незнайка. – Кажется, на самом деле получается что-то не совсем то, что надо!

Незнайка и Пончик увидели в иллюминатор, как нависшая над ними, словно безбрежное море, поверхность Луны покачнулась, будто её толкнул кто-то, запрокинулась куда-то назад и всей своей громадой начала перевёртываться в пространстве.

Вообразив, что произошло столкновение ракеты с Луной, Незнайка и Пончик взвизгнули. Им и в голову не могло прийти, что в действительности переворачивалась не Луна, а ракета. В то же мгновение центробежная сила, возникшая в результате вращения ракеты, отбросила путешественников в сторону. Прижимаясь к стенке кабины, Незнайка и Пончик увидели, как в боковых иллюминаторах промелькнула светящаяся поверхность Луны и, качнувшись ещё раз словно на волнах, ухнула куда-то вниз вместе со всеми горными цепями, лунными морями, кратерами и ущельями.

Зрелище этого космического катаклизма до того потрясло Пончика, что он затряс головой и невольно закрыл руками глаза, а когда открыл их, увидел, что на небе никакой Луны уже не было. Со всех сторон в иллюминаторах сверкали лишь яркие звёздочки. Пончик вообразил, что ракета, врезавшись в Луну, расколотила её на кусочки, которые разлетелись в стороны и превратились в звёзды.

Как только ракета замедлила ход, начались перегрузки, и возникшая сила тяжести прижала Незнайку и Пончика к полу кабины. Незнайке всё же не терпелось узнать, что произошло с Луной. Дотащившись на четвереньках до стенки кабины и с трудом поднявшись на ноги, он заглянул в боковой иллюминатор.

– Гляди, Пончик, оказывается, она здесь! – закричал вдруг Незнайка.

– Кто здесь? – спросил Пончик.

– Луна. Она внизу, понимаешь!

– Как же Луна очутилась внизу? – с недоумением спросил Пончик.

– Понимаешь, – ответил Незнайка, – это, наверно, не Луна перевернулась, а мы сами перевернулись. Вернее сказать, ракета перевернулась. Сперва ракета была повёрнута к Луне головой, а теперь повернулась хвостом. Поэтому нам сначала казалось, что Луна сверху, над нами, а теперь кажется, что она снизу.

Незнайка и Пончик невольно залюбовались открывшейся перед ними картиной. Луна теперь уже не казалась им такой безжизненной и пустынной, как раньше.

Произошёл толчок. Не удержавшись на ногах, Незнайка и Пончик покатились на пол кабины. Некоторое время они сидели на полу и молча глядели друг на друга. Наконец Незнайка сказал:

– Прилетели!

– Вот тебе и весь… этот самый… сказ! – пробормотал Пончик.

3. Желтякова Полина

Наконец Незнайка и Пончик прибыли к цели своего путешествия. То, что они приняли издали за пирамиду, оказалось обыкновенной горой, или, вернее сказать, потухшим вулканом, склоны которого были покрыты трещинами и застывшей лавой. Дорожка, по которой шагали Незнайка и Пончик, привела их к пещере, образовавшейся в склоне горы. Стараясь как можно скорей укрыться от палящих лучей солнца, наши путники вошли в пещеру. Здесь было гораздо прохладнее и уютнее, чем под открытым небом. Пончику перестало казаться, что он вот-вот выскочит из своих сапог и унесётся в мировое пространство. Теперь он видел над головой не звёздное небо, а каменистые своды пещеры и чувствовал, что если и полетит, то не сможет улететь далеко. Стащив с ног космические сапоги и усевшись поудобней на гладком камне, который лежал у стены пещеры, Пончик принялся отдыхать.

Незнайка последовал его примеру и тоже присел рядышком. Однако натура у него была слишком деятельная, чтобы он долго мог находиться в неподвижном состоянии. Как только его глаза немного привыкли к темноте пещеры, он вскочил и принялся заглядывать во все уголки. Обнаружив, что пещера вовсе не кончалась поблизости, а вела в глубь горы, Незнайка сказал, что они должны заняться её исследованием.

Не успели они сделать и десяти шагов, как очутились в абсолютной темноте.

Незнайка в это время даже как будто и не замечал холода. Он бодро шагал вперёд, стараясь не пропустить ничего, что попадалось на глаза.

Тоннель между тем всё круче уходил в глубь Луны. Скоро Незнайка уже не скользил по льду, а просто-напросто падал в какую-то пропасть. Вокруг уже не было так темно. Казалось, что свет проникал откуда-то снизу. Вместе с тем стало значительно теплей, а через несколько минут уже было и вовсе жарко. Яркий свет резал глаза.

– Так вот что здесь такое! – сказал сам себе Незнайка. – Значит, правильно говорил Знайка, что Луна – это такой шар, внутри которого есть другой шар, и на этом внутреннем шаре живут лунные коротышки, или лунатики. Что ж, подождём капельку, может быть, скоро и с лунными коротышками встретимся.

От неожиданного толчка ноги у Незнайки подкосились и он сел прямо на землю.

Незнайка снял с себя космический скафандр и почувствовал, что не только не задыхается, но даже вполне свободно может дышать. Ему даже показалось, что воздух вокруг гораздо лучше того, которым он дышал на Земле. Но это ему, конечно, только так показалось, потому что он долго пробыл в скафандре и немного отвык от свежего воздуха.

Вздохнув полной грудью, Незнайка почувствовал, что сердце гораздо спокойнее стало биться у него в груди. На душе сделалось весело и легко. Он даже хотел засмеяться, но вовремя спохватился и решил повременить с выражением радости. Прежде всего ему, конечно, следовало оглядеться и выяснить, куда он попал.

Сделав несколько шагов в сторону, он очутился перед высоким дощатым забором, вдоль которого росли колючие кустики, усеянные уже совсем крошечными красными ягодками. Попробовав одну ягодку, Незнайка убедился, что перед ним была лунная карликовая малина. На вкус она ничем не отличалась от нашей обычной земной малины, только была очень мелкая. Незнайка принялся набивать рот лунной малиной, но сколько её ни ел, никак не мог насытиться.

4. Аракелян Мери

На следующее утро во всех газетах появилось сообщение о прибытии в лунный город Давилон космического путешественника. На самых видных местах печатались фотографии Незнайки в скафандре. Здесь имелись снимки, на которых Незнайка был сфотографирован в тот момент, когда он вылезал из автомашины, и в тот момент, когда уже вылез, и в тот момент, когда появился в гостинице.

Наибольший интерес вызвала фотография, где Незнайка был снят с рекламным плакатом, который призывал лунных жителей покупать коврижки конфетной фабрики «Заря». В этот день в кондитерских магазинах было продано столько коврижек, сколько раньше не продавалось за целый месяц.

В газетах была помещена также фотография доктора Шприца, снятая как раз в тот момент, когда он осматривал Незнайку. Под снимком было напечатано не только имя доктора Шприца, но и его адрес. В результате все больные, которые имели ещё достаточно сил, чтобы самостоятельно передвигаться, побежали к нему, а те, которые не могли выйти из дому, принялись звонить ему по телефону. Каждому хотелось лечиться только у доктора Шприца. У его дома выстроилась очередь длиной во всю Холерную улицу. Доктор Шприц никому не отказывал в медицинской помощи, но сразу же увеличил за лечение плату. Денежки рекой потекли к нему.

Таковы уж нравы у лунных жителей! Лунный коротышка ни за что не станет есть конфеты, коврижки, хлеб, колбасу или мороженое той фабрики, которая не печатает объявлений в газетах, и не пойдёт лечиться к врачу, который не придумал какой-нибудь головоломной рекламы для привлечения больных. Обычно лунатик покупает лишь те вещи, про которые читал в газете, если же он увидит где-нибудь на стене ловко составленное рекламное объявление, то может купить даже ту вещь, которая ему не нужна вовсе.

В те же дни в газетах стали появляться рассказы о произрастающих на Большой Земле гигантских овощах, фруктах, ягодах и вообще плодах. Рассказы эти обычно сопровождались занимательными рисунками: иногда это был рисунок с изображением коротышек, которые вытаскивали из земли огромную репку, свёклу или морковку; иногда это было изображение грядки, на которой росли огурцы величиной с коротышку; иногда изображение чудовищной дыни, тыквы или арбуза величиной с двухэтажный дом. Тут же печаталось извещение об учреждении акционерного общества для строительства летательного аппарата, который мог бы достичь внешней оболочки Луны и доставить семена гигантских растений на Малую Землю. В конце был напечатан адрес конторы, где можно было приобрести акции: «Улица Фертинга, дом № 3, контора № 373».

Контора, которая была нанята Мигой и Жулио, помещалась на третьем этаже восемнадцатиэтажного дома и состояла из двух комнат.

Вторая комната была несколько меньше первой. В ней находились пять больших несгораемых сундуков и большой несгораемый шкаф для хранения денег. В несгораемых сундуках хранились акции общества – всего на сумму пять миллионов фертингов, то есть в каждом сундуке на один миллион.

– А зачем нам семена? – спросил Незнайка.

– Продадим, – сказал Мига. – Мы ведь тоже должны подзаработать на этом дельце. Тебе тоже не помешают денежки.

Незнайка сказал, что будет вполне доволен, если удастся достать семена для лунных коротышек и выручить из беды оставшегося на поверхности Луны Пончика.

– Ну, если тебе не понадобятся деньги, мы возьмём их себе, – сказал Жулио.

На этом они и порешили, после чего перешли к распределению обязанностей. С общего согласия Незнайка был назначен кассиром, Мига – казначеем, а Жулио – председателем.

5. Бурыкина Варя

Незнайка и Козлик склонились над столом, на котором были разложены медяки, и старательно пересчитывали их. Когда с этим было покончено. Незнайка вручил коротышкам приобретённые ими акции. Руки покупателей от волнения дрожали, а тот, который был без подошв, разволновался так, что даже заплакал.

– Знаешь, братец, – сказал он Козлику, – я ведь приехал в город, чтоб купить себе башмаки, честное слово, да узнал тут про все эти гигантские бобы, огурцы и капусту. Вот и решил вместо башмаков купить, понимаешь, акцию.

– И правильно сделал, – одобрил Козлик. – Башмаки каждый осел может купить, а какой же осёл купит акцию!

– Что верно, то верно! – закивал головой коротышка. – А нельзя ли узнать, скоро на эти акции можно будет получить семена?

– Скоро, скоро, – вмешался в разговор Мига. – Вот соберём нужную сумму денег и сейчас же засадим за работу разных специалистов-конструкторов. Они живо создадут проект летательного корабля, а там, глядишь, и за семенами можно будет лететь. С деньгами, сам понимаешь, всё быстро делается.

Коротышки хотели ещё о чём-то спросить, но Мига сказал:

– Поздравляю вас, дорогие друзья, с вступлением в акционерное общество! Теперь все ваши беды скоро окончатся, и вы будете жить припеваючи. Лучшего применения для своих капиталов вы не могли придумать.

Пожав каждому из покупателей руку, Мига выпроводил их всех из конторы и бросился обнимать Незнайку и Козлика.

– Ура, братцы! – закричал он. – Кажется, наше дело начинает идти на лад!

Вскоре, однако, объявился богач, который заинтересовался гигантскими акциями. Это был господин Спрутс – один из богатейших жителей города Грабенберга. По своему виду господин Спрутс ничем не выделялся среди прочих грабенбергских богачей, которые вообще-то не отличались большой красотой.

Прослышав об успехах нового акционерного общества, господин Спрутс вызвал к себе своего главного управляющего господина Крабса и сказал:

– Послушайте, господин Крабс, что это ещё за новое общество появилось? Какие-то гигантские растения. Вы ничего не слыхали?

– Как же, слыхал, – ответил господин Крабс. – Я уже давно присматриваюсь. Во главе этого общества стоят Мига и Жулио – два очень хитрых мошенника с мировым именем. Один из них, а именно Мига, неоднократно сидел в тюрьме за плутовство. Думаю, что все их акционерное общество – чепуха, так как, по-моему, никакого космического корабля нет, а следовательно, и никаких гигантских семян тоже нет.

– Хорошо, если нет. А вдруг есть?

– Ну, если есть, то оба мошенника прекраснейшим образом наживутся и станут богатыми и уважаемыми коротышками.

Спрутс нетерпеливо махнул рукой.

– Я не о том! – сказал он. – Никакой беды не случится, если они наживутся. У нас никому не запрещается обогащаться за счёт других. Но что будет, если у нас тут на самом деле появятся эти гигантские растения?

– Что будет? – пробормотал господин Крабс. – Я, признаться, об этом ещё не подумал.

– А вот подумайте: если каждый сиволапый бедняк начнёт выращивать на своём небольшом участке гигантские растения, то прокормится и без того, чтоб выращивать хлопок, или пшеницу, или сахарную свёклу для нас. Разве не так?

– Пожалуй, так, – согласился господин Крабс.- О, так это же катастрофа! Может быть, скупить поскорее все эти проклятые акции и задержать постройку летательного корабля?

– Думаю, что это не выход, – ответил Спрутс. – По-моему, надо уговорить этих двух прохвостов Мигу и Жулио удрать куда-нибудь вместе с деньгами, тогда все увидят, что всё это была обычная мошенническая проделка, и перестанут мечтать об этих проклятых семенах.

– Гениально придумано! – воскликнул господин Крабс. – С вашего разрешения я сейчас же сажусь в автомашину и отправляюсь в Давилон для переговоров с Мигой и Жулио.

Результатом этого разговора было то, что на следующее утро господин Крабс появился в конторе Общества гигантских растений. Купив для отвода глаз несколько акций, он отозвал в сторонку Мигу и Жулио и сказал:

– Я прибыл из города Грабенберга по поручению известного предпринимателя Спрутса, чтобы побеседовать с вами о деле. Вы уже, наверно, догадываетесь, о чём мне поручил поговорить с вами господин Спрутс?

– Думаю, разговор пойдёт о покупке большой партии гигантских акций, высказал предположение Мига.

Заметив, однако, по выражению лица Крабса, что его догадка неверна, Мига добавил:

– К сожалению, должен сказать, что из этого ничего не выйдет, так как почти все акции уже распроданы. Не сегодня-завтра наша контора закроется и вместо неё будет открыто конструкторское бюро по проектированию летательного аппарата.

– Вот как раз тот вопрос, который очень интересует Спрутса, – ответил Крабс. – Господин Спрутс полагает, что вам совсем не к чему затевать строительство летательного аппарата. Это чрезвычайно невыгодно, так как потребует огромных расходов. Вы растратите все денежки, которые с таким трудом выручили от продажи акций, и останетесь ни с чем.

Мига и Жулио призадумались и сначала даже не знали, что сказать. Жулио принялся тереть рукой лоб, словно это помогало ему собраться с мыслями, и наконец буркнул сердито:

– Что же, по-вашему, мы должны отказаться от такого выгодного предприятия?

– Но вы же сами видите, что предприятие вовсе не выгодно, – сказал Крабс.

– Что же нам делать?

– А ничего и не нужно делать, – с весёлой улыбкой ответил Крабс. Вам нужно просто исчезнуть.

– Как – исчезнуть? Вот так просто исчезнуть? Даром?! – закричал Мига.

– Ну, зачем же даром? – спокойным голосом сказал Крабс. – Прихватывайте с собой пять миллионов, которые вы успели выручить от продажи акций, и удирайте куда-нибудь подальше.

6. Коробова Яся

Ночью Незнайка и Козлик спали плохо. Им обоим снились страшные сны. Незнайке снилось, будто его непрестанно преследуют какие-то жулики, от которых он прятался то где-то на пыльном чердаке, то в тёмном подвале.

Убедившись, что по-прежнему лежит у себя в постели, Незнайка постепенно успокоился и снова хотел заснуть, но тут послышались стоны Козлика.

– Пустите меня! Пустите! – стонал, разметавшись на своей постели, Козлик.

Незнайка принялся тормошить его за плечо, но Козлик не просыпался.

– Пустите меня! – продолжал кричать он.

– Да что ты орёшь! Тебя ведь никто не держит, – сказал Незнайка.

– Мне, понимаешь, приснилось, будто разбойники, которых мы видали в кино, поймали меня и душат капроновой удавкой, – сказал, просыпаясь, Козлик.

Незнайка и Козлик позавтракали без аппетита и решили пойти в контору пешком, чтоб хоть немножечко проветрить мозги после бессонной ночи. Выйдя на улицу, они увидели на углу продавца газет, который громко выкрикивал:

– Газета «Давилонские юморески»! Последние новости! Море смеха! Всего за два сантика! Сообщение о крахе Общества гигантских растений! Сенсация! Владельцы гигантских акций ничего не получат! «Давилонские юморески»! Гибель общества! Море смеха!..

Купив за два сантика газету, Незнайка и Козлик принялись искать сообщение о крахе Общества гигантских растений, но в газете ничего об этом не говорилось. Только просмотрев газету вторично, они наткнулись на небольшую заметку.

Прочитав эту заметку, Козлик сокрушённо покачал головой и сказал:

– Одной такой заметки достаточно, чтоб перестали покупать наши акции. Видно, кому-то из богачей завидно стало, что наши акции так хорошо расходятся. Но ничего! Теперь это нам не страшно, так как почти все акции уже проданы. Поздно спохватились, голубчики!

Разговаривая таким образом, Незнайка и Козлик добрались до улицы Фертинга и ещё издали увидели возле здания контор большую толпу. У некоторых коротышек в руках были акции с изображением гигантских растений. Коротышки поднимали акции кверху, размахивали ими в воздухе и кричали:

– Пустите нас! Пусть нам вернут наши деньги! Нас обманули! Оказывается, никаких гигантских растений нет!

– Убирайтесь отсюда! – кричал на них швейцар, стоявший у входа. Конторы открываются в девять часов, а до этого никому доступа в здание нет. Марш, пока я не натравил на вас полицейских!

Пробравшись сквозь толпу, Незнайка с Козликом поднялись по ступенькам ко входу, и Козлик, повернувшись к толпе, закричал:

– Братцы, не верьте газетам! Вас обманывают. Гигантские семена есть. А если кто хочет получить деньги обратно, мы можем отдать.

– А, вот они, обманщики! – закричал кто-то в толпе. – Бей их!

Несколько акционеров взбежали на ступеньки и хотели схватить Козлика, но дверь моментально открылась, из неё выскочил полицейский в медной блестящей каске и пустил в ход свою электрическую дубинку. Толпа моментально отступила назад.

Полицейский сказал:

– В девять часов контора откроется, тогда можете идти и получать свои деньги, а до этого чтоб никаких тут у меня разговоров!

Обернувшись к швейцару, полицейский махнул в сторону Незнайки и Козлика своей дубинкой.

– Пропусти этих! – приказал он.

Получив от швейцара ключ от конторы, Незнайка и Козлик быстро поднялись на третий этаж.

– Самое умное, что можно сделать, – это возвратить желающим деньги, сказал Козлик. – Я думаю, паника прекратится, как только все убедятся, что в любое время смогут получить свои капиталы обратно.

Сказав это. Козлик вошёл в контору и заглянул в комнату, где стоял несгораемый шкаф. Его удивило то, что тяжёлая железная дверь шкафа была приоткрыта. Одним прыжком подскочив к шкафу. Козлик заглянул в него и увидел, что внутри было пусто.

– Незнайка! – закричал он испуганно. – Деньги исчезли!

– Куда же они могли деться? – спросил, вбегая, Незнайка.

– Не представляю себе! – развёл Козлик руками. – Должно быть, нас обокрали.

Тут он заметил на одной из полочек шкафа клочок бумаги и два железнодорожных билета.

– Постой, тут записка есть, – сказал Козлик и принялся читать вслух.

«Дорогие друзиа! – было нацарапано в этой записке неровными печатными буквами. – Мы вынуждены спасаца бегством. Вазмите белеты, садитес напоизд и валяйте бес промиддения в Сан-Комарик, где мы вас стретим. Ваши доброжилатили Мига и Жулио».

– Вот неожиданность! – воскликнул Козлик. – Оказывается, Мига и Жулио уже сбежали и, конечно, денежки прихватили с собой. Теперь мы с тобой оказались здесь как в западне.

С этими словами Козлик подскочил к выходу из конторы и запер дверь на ключ, что было сделано вовремя, так как в то же мгновение за дверью послышался топот ног. Это толпа акционеров прорвалась в здание и бежала по коридору. Подбежав к конторе, владельцы гигантских акций принялись стучать кулаками в дверь и кричать:

– Эй, вы! Отворите, а не то худо будет! Верните нам деньги!

Козлик недолго думая подбежал к окну и распахнул его. Глянув вниз и убедившись, что прыгать с высоты третьего этажа небезопасно, он достал из несгораемого сундука обрывки верёвок, которыми были перевязаны пачки с акциями, и начал связывать их между собой. Незнайка принялся помогать ему. Шум за дверью между тем нарастал. Дверь под ударами дрожала, но не поддавалась.

Неожиданно наступила тишина. Толпа словно притаилась за дверью. Высунувшись из окна, Козлик опустил конец верёвки во двор и, убедившись, что он достаёт до земли, привязал другой конец к трубе парового отопления возле окна.

– Спускайся! – скомандовал он Незнайке.

Незнайка не заставил просить себя дважды и быстро полез по верёвке вниз.

7. Глухова Милана

Положение, в котором очутились Незнайка с Козликом, было чрезвычайно скверным. Им никак не удавалось устроиться на работу, и они буквально пропадали без денег. По примеру других безработных, они с утра до ночи околачивались в той части города, где были богатые магазины. Увидев остановившийся у дверей магазина автомобиль какого-нибудь богатого покупателя, они стремглав бросались, чтоб отворить дверцу и помочь богачу вылезти из машины, когда же богач возвращался из магазина, они помогали ему дотащить покупки и погрузить их в багажник. За это богачи иногда награждали их мелкой монеткой. Козлик вскоре заболел.

Незнайка один ходил по магазинам, стараясь заработать побольше денег, чтоб накормить своего больного друга. Все остальные обитатели ночлежки тоже старались облегчить страдания Козлика. Некоторые угощали его печёной картошкой, а когда Незнайке не удавалось заработать достаточно денег, платили за его место на полке.

Незнайке всё же удалось устроиться на постоянную работу, и у него появилась надежда заработать такую сумму денег, которой хватило бы на оплату лечения. Однажды он шёл по улице и увидел на одном из домов вывеску, на которой было написано: «Контора по найму собачьих нянь».

– Мне нужна хорошая няня для моих двух очаровательных крошек, – сказала хозяйка сотруднику конторы, который, увидев богатую посетительницу, выскочил из-за своей загородки.

– Пожалуйста, госпожа! – воскликнул он, расплываясь в улыбке.

– Вам остаётся, госпожа, остановить свой выбор на том, кто больше понравится.

– Дело тут не во мне, – сказала хозяйка. – Я хотела бы, чтоб няня понравилась моим очаровательным крошкам… Ну-ка, Роланд, – обратилась она к пуделю. – Покажи, миленький, кто тебе больше нравится.

С этими словами она сняла поводок с ошейника пуделя. Освободившись от привязи, пудель не спеша направился к коротышкам и принялся обнюхивать каждого. Подойдя к Незнайке, он почему-то очень заинтересовался его ботинками: долго обнюхивал их, после чего задрал голову, лизнул Незнайку прямо в щеку и сел перед ним на пол.

– Ты не ошибся, Роландик? – спросила хозяйка. – Тебе на самом деле нравится этот?.. Ну-ка посмотрим, что скажет Мими.

Служанка нагнулась и спустила на пол маленькую собачонку.

Собачонка покатилась на своих коротеньких лапках прямо к Незнайке и тоже уселась у его ног.

– Смотрите, и Мими выбрала этого! – усмехнулась служанка.

Незнайка присел и принялся гладить обеих собак.

– Скажите, голубчик, – спросила хозяйка, – вы на самом деле любите животных?

– Души в них не чаю! – признался Незнайка.

– В таком случае я беру вас.

В доме, где теперь предстояло Незнайке жить, его поселили в светлой, просторной комнате, стены которой были украшены портретами Роланда, Мимишки и каких-то других собак. Посреди комнаты стояли три кровати. Две были побольше – на них спали Роланд и Незнайка. Третья кровать была поменьше – на ней спала Мимишка. У стены был зеркальный шкаф, в котором хранились собачьи фуфайки, шубейки, попонки, жилетики, ночные пижамки, а также вечерние панталончики для Мими.

Нужно сказать, что Незнайка никогда не забывал о своём больном друге. Не проходило дня, чтоб он не забежал к нему хотя бы на минутку. Обычно это удавалось сделать во время послеобеденной прогулки. Всегда, когда Незнайка обедал с собаками, он не съедал свою порцию до конца, а припрятывал в карман то пирожок, то котлетку, то хлебца краюшку и относил всё это голодному Козлику.

Как только прошла неделя, хозяйка заплатила Незнайке пять фертингов. Для него это была большая радость. На другой день, во время послеобеденной прогулки с собаками, он зашёл в лечебницу и пригласил к Козлику доктора.

Доктор внимательно осмотрел больного и сказал, что его лучше всего поместить в больницу, так как болезнь очень запущена. Узнав, что за лечение в больнице придётся уплатить двадцать фертингов, Незнайка страшно расстроился и сказал, что он получает всего лишь пять фертингов в неделю и ему понадобится целый месяц, чтоб собрать нужную сумму.

– Если протянуть ещё месяц, то больному уже не нужна будет никакая медицинская помощь, – сказал доктор. – Чтобы спасти его, необходимо немедленное лечение.

Он достал карандаш и кусочек бумаги и принялся делать какие-то вычисления.

– Вот, – сказал наконец он. – Я буду приходить два раза в неделю и делать больному уколы. За каждое посещение будете платить мне по полтора фертинга. Остальные деньги уйдут на лекарства. Думаю, недельки через три мы сумеем поставить больного на ноги.

Лечение действительно пошло успешно, и через две недели врач разрешил Козлику вставать, а ещё через неделю сказал, что теперь уже посещения его будут не нужны, так как больной окончательно выздоровел; ему необходимо лишь получше питаться, чтоб восстановить силы.

Это был радостный день как для самого Козлика, так и для Незнайки. Они сидели на полке в дрянингском «Тупичке» и предавались мечтам.

– Теперь нам не нужно будет тратить денежки на оплату врача и лекарств, – говорил Незнайка. – Ты будешь получше питаться, а когда силы твои восстановятся, тоже найдёшь какую-нибудь хорошую постоянную работу.

– Да, это было бы чудесно! – улыбаясь счастливой улыбкой, говорил Козлик.

8. Муксеева Кристина

Как только Пончик узнал о прибытии космонавтов, он сразу сообразил, что это прилетел Знайка со своими друзьями. Он тут же хотел поехать в Фантомас и отправиться на поиски космического корабля, который приземлился, как стало известно, в окрестностях этого города. Но потом Пончик подумал, что ему, пожалуй, достанется от Знайки за то, что он улетел с Незнайкой на ракете без спросу и подвёл остальных коротышек, которые тоже собирались в полёт. Поразмыслив как следует, Пончик решил никуда не ездить, а остаться в Лос-Паганосе и по-прежнему работать на чёртовом колесе.

В газетах между тем появлялись все новые сообщения о космонавтах, о гигантских семенах, о невесомости, с которой полицейские никак не могли сладить. Большого шума наделало сообщение о том, что скуперфильдовские рабочие овладели невесомостью и прогнали со своей фабрики Скуперфильда. Как только Пискарик узнал об этом, так сейчас же сказал:

– Вот если бы и нам устроить здесь невесомость. Мы бы тоже прогнали хозяев, да и колёса вертеть в состоянии невесомости было бы легче.

– Верно! – подхватил Судачок. – А что, если кому-нибудь из нас съездить в Фантомас и встретиться с космонавтами? Может быть, и нам удастся раздобыть невесомость.

Тогда Пончик сказал:

– Братцы, я долго молчал, но теперь больше не могу молчать и признаюсь вам. Я думаю, что на космическом корабле прилетели мои приятели. Я ведь тоже когда-то жил на планете, называемой Большой Землёй, а потом прилетел сюда к вам с Незнайкой.

И Пончик рассказал обо всём, что с ним случилось. Увидев, что он говорит правду, Пискарик сказал:

– В таком случае тебе немедленно нужно ехать и поговорить со своими друзьями. Думаю, они не откажут нам в помощи, когда узнают о нашей тяжёлой доле. Только надо держать все это дело в секрете, а то, боюсь, как бы богачи не помешали нам.

Никому не сказав ни слова, Пискарик, Лещик, Сомик и Судачок собрали все деньги, которые у них были, накупили разных продуктов и сложили их в сумку, чтобы Пончику было что кушать в дороге.

– Ты куда едешь? – спрашивал один.

– В Фантомас, – отвечал другой. – А ты?

– Я тоже в Фантомас. Только мне нужно не в самый Фантомас. Я хочу к космонавтам пробраться.

– А зачем тебе к космонавтам?

– Понимаешь, мы всей деревней решили достать гигантских семян и посадить их. Вот меня и снарядили к космонавтам за семенами.

– А ты знаешь, где искать космонавтов?

– Знаю. Нужно добраться до деревни Нееловки, а там мне скажут. В газете писали, что нееловцы уже побывали у космонавтов и достали семян.

Пончику захотелось узнать, что за коротышка пробирается к космонавтам. Он взглянул вниз украдкой и увидел, что это был уже знакомый ему лунатик в жёлтой тужурке.

«Вот и хорошо! – сказал сам себе Пончик. – Увяжусь за этой жёлтой тужуркой и тоже попаду, куда мне надо. Все очень просто устроилось».

На деле всё оказалось совсем не так просто. Утром, как только поезд прибыл в Фантомас, Пончик вылез из вагона и отправился вслед за коротышкой в жёлтой тужурке, которого, кстати сказать, звали Мякиш. Сначала все как будто шло складно. Жёлтая тужурка была хорошо видна, и Пончик не терял её из виду в толпе городских пешеходов. Скоро он обратил внимание, что Мякиш почему-то кружит по городу, проходя все по тем же улицам, где уже был. Иногда он словно нарочно прятался за углом дома и, пропустив Пончика вперёд, бросался в обратную сторону.

«Какой-то бестолковый лунатик попался! – ворчал про себя Пончик. – Не знает дороги – спросил бы кого-нибудь!»

Наконец, когда Пончик совсем выбился из сил, они вышли из города и зашагали по шоссейной дороге.

– Смотрите, братцы! – испугался Мякиш. – Опять этот проклятый переодетый полицейский! Он ещё в поезде привязался ко мне. Должно быть, подслушал, как я говорил, что к космонавтам еду.

– Сейчас мы его поймаем и проучим как следует! – сказал Колосок.

Коротышки спрятались за забором, и, как только Пончик подошёл ближе, все сразу бросились на него. Кто-то накинул ему на голову пустой мешок, кто-то другой тут же потянул его кверху за ноги.

– Это что, братцы? За что? – закричал Пончик, чувствуя, что летит в мешок. – Пустите меня!

– Попался, полицейский, так уж лучше молчи! – сказал Колосок.

– Я не полицейский, братцы! Я Пончик! Я космонавт! Мне надо к ракете пробраться.

– Ишь чего захотел! – ответил Мякиш. – Не отпускайте его, братцы! Подержите в мешке пока, а то он снова увяжется за мной.

Когда они пришли к космонавтам, Знайка распорядился, чтоб Мякишу дали семян гигантских растений, а также прибор невесомости и запас антилунита для защиты от полицейских, а потом стал расспрашивать его, не слыхал ли он чего-нибудь о потерявшихся Незнайке и Пончике.

– О Незнайке я уже много слыхал, – ответил Мякиш. – О нём даже в газетах писали. А вот о Пончике ничего не слыхал, кроме разве того, что этот проклятый переодетый полицейский тоже называл себя Пончиком.

– Какой переодетый полицейский? – заинтересовался Знайка.

– Да вот увязался за мной тут один тип в поезде, – ответил Мякиш. Всё время подслушивал да подглядывал, а в Фантомасе сошёл с поезда и принялся следить за мной, так что добрался до самой Нееловки.

– А где он теперь? – стали спрашивать космонавты.

– Да вы, братцы, не беспокойтесь, – сказал Колосок. – Мы его засадили в мешок и спрятали в погреб.

– А как он выглядел? – спросил Знайка.

– Как вам сказать… – ответил Мякиш. – Такой толстенький. Лицо словно блин…

– Толстенький? – закричал Знайка. – Так, может быть, это и есть наш Пончик?

Услышав эти слова, Винтик и Шпунтик бросились к своему вездеходу и через минуту уже мчались в Нееловку. Не прошло и часа, как они возвратились с Пончиком. Космонавты окружили со всех сторон вездеход. Пончик, который ещё не опомнился от встречи с Винтиком и Шпунтиком, сидел на вездеходе и, разинув рот, смотрел на Знайку, на Фуксию и Селёдочку, на Тюбика, на доктора Пилюлькина и на всех остальных космонавтов. От волнения он не мог произнести ни слова. Наконец сказал:

– Братцы! – и залился слезами.

Коротышки помогли ему слезть с вездехода и начали его утешать, а он подходил к каждому, каждого прижимал к груди и говорил, вытирая кулаком слезы:

– Братцы! Братцы!..

Больше ничего от него не могли добиться.

9. Глотова Алина

То, что рассказал о Незнайке Пончик, была правда. Во всяком случае, верно было то, что он действительно угодил на Дурацкий остров.

Нужно сказать, что Незнайка и Козлик не избежали общего увлечения и по целым дням торчали в кинотеатре, неподвижно сидя на креслах и с утра до вечера пялясь на киноэкран. Однажды под вечер они вдруг почувствовали, что их спины словно одеревенели от неподвижности и даже не разгибаются, так что ни тот, ни другой не могли встать с места. Страшно перепугавшись, Незнайка и Козлик умудрились как-то соскочить со своих кресел на пол и, не разгибая спины, на четвереньках выползти из кинотеатра на воздух. Поползав на четвереньках по травке, они кое-как распрямили свои позвоночники и поднялись на ноги. Первое время они ошалело смотрели друг на друга, словно не понимали, в чём дело. Наконец у Незнайки на лице появилось осмысленное выражение, и он сказал:

– Слушай, Козлик, когда же мы с тобой будем лодку делать?

– Какую лодку? – с недоумением спросил Козлик.

– Ну, не знаешь, какие лодки бывают? На которой по воде плавать.

– А зачем нам по воде плавать?

– Так мы же собирались удрать с этого Дурацкого острова.

– Ах, это! – воскликнул Козлик. – Ну что ж, завтра начнём делать лодку.

Назавтра они, однако, забыли, что собирались делать лодку, и с утра побежали качаться на качелях, вертеться на каруселях и спускаться с горки на ковриках. Эти занятия так увлекли их, что всякие мысли о побеге снова вылетели у них из головы, и дни потекли по-прежнему. Правда, Незнайка иной раз к концу дня спохватывался и говорил:

– Ой, Козлик, чувствую, что мы с тобой превратимся в баранов!

– Да что ты! – махал руками Козлик. – До сих пор не превратились, и дальше не превратимся. Кто это сказал? Никто не сказал. Поживём – увидим.

– Так ведь будет поздно, когда увидим.

– Ну ладно, завтра начнём делать лодку.

Но опять приходило завтра, и всё оставалось как было. Козлик, увлечённый катаньем, качаньем, верченьем и прочими развлечениями, уже и слышать ничего не хотел о побеге. Едва только Незнайка открывал рот, чтобы напомнить о лодке, Козлик нетерпеливо махал рукой и кричал:

– Завтра!

Кончилось тем, что и Незнайка перестал вспоминать о лодке.

Однажды друзья с утра забрались на карусель и довертелись до того, что Незнайка почувствовал головокружение и свалился на землю. С усилием поднявшись на ноги и пошатываясь словно пьяный, он принялся бродить по апельсинной роще. Перед глазами у него всё было словно в тумане. Через некоторое время он вышел на опушку рощи и увидел вдали плотный деревянный забор, покрашенный голубой краской. Не понимая, как попал сюда. Незнайка остановился и в это время услышал какие-то странные звуки, доносившиеся из-за забора:

– Бэ-э-э! Мэ-э-э!

Мигом вспомнились ему все рассказы о том, что делается с бедными коротышками на Дурацком острове. Оторопев от испуга, он соскользнул с забора и, не чуя под собой ног, побежал обратно.

– Стойте, братцы! – закричал он, подбежав к коротышкам, которые вертелись на карусели. – Стойте! Надо бежать скорее!

Видя, что его никто не слушает, Незнайка схватил Козлика за шиворот и стащил с карусели.

– Послушай, Незнайка, я до того зар-вер-вер-вертелся, что ни бэ ни мэ не могу сказать.

Пролепетав эти слова, он залился бессмысленным смехом, потом пополз на четвереньках и принялся громко кричать:

– Бэ-э-э! Мэ-э-э!

– Козлик, миленький, не надо! Не надо! – взмолился Незнайка.

Схватив обезумевшего Козлика на руки, Незнайка побежал с ним к берегу моря.

Очутившись на берегу моря, Козлик некоторое время с недоумением озирался по сторонам. Прохладный морской ветерок освежил его, и голова у него перестала кружиться. Постепенно он понял, что сидит не на карусели, а на обыкновенном морском берегу. Рядом, раскинув руки, лежал Незнайка. Глаза у него были закрыты.

– Что за чудеса! – в изумлении пробормотал Козлик. – С каких это пор пароходы летают по воздуху?

Он принялся тормошить за плечо Незнайку. Увидев, что Незнайка не просыпается. Козлик страшно перепугался и принялся брызгать ему в лицо холодной водой. Это привело Незнайку в чувство.

– Где я? – спросил он, открывая глаза.

– Гляди – пароход! – закричал Козлик.

– Где пароход? – спросил Незнайка, приподнимаясь с земли и окидывая взглядом море.

– Да не там. Вон, вверху, – показал Козлик пальцем.

Незнайка задрал голову кверху и увидел паривший в воздухе пароход с трубами, мачтами, якорями и спасательными шлюпками, подвешенными над палубой. Незнайка застыл на месте от удивления. Пароход приближался, быстро вырастая в размерах. Уже на борту его можно было различить коротышек. Замирая от страха, Незнайка и Козлик смотрели на приближающуюся к ним громаду. От испуга у Козлика сам собою раскрылся рот, а глаза сделались совершенно круглыми. Он хотел что-то сказать, но слова застряли где-то посреди горла. Наконец ему удалось выдавить из себя:

– Что это?.. Почему это?..

– Невесомость! – закричал вдруг Незнайка. – Это не иначе, как Знайка. Я так и знал, что он прилетит к нам на выручку! Ура!

Волшебник Изумрудного города

Лиза:

Однажды летним вечером Элли сидела на крыльце и читала вслух сказку. Анна стирала бельё.

– Мамочка, – спросила Элли, отрываясь от книги. – А теперьволшебники есть?

– Нет, моя дорогая.Жили волшебники в прежние времена, а теперь перевелись. Да и к чему они? И без них хлопот хватит.

Элли смешно наморщила нос:

– А всё-таки без волшебников скучно. Если бы я вдруг сделалась королевой, то обязательно приказала бы, чтобы в каждом городе и в каждой деревне был волшебник. И чтобы он совершал для детей разные чудеса.

–Какие-же, например? – улыбаясь, спросиламать.

– Ну, какие… Вот чтобы каждая девочка и каждый мальчик, просыпаясь утром, находили под подушкой большой сладкий пряник… Или… – Элли с укором посмотрела на свои грубые поношенные башмаки. – Или чтобы у всех детей были хорошенькие лёгкие туфельки…

–Туфельки ты и без волшебника получишь,– возразила Анна. – Поедешь с папой наярмарку, он и купит…

Пока девочка разговаривала с матерью, погода начала портиться.


Дима:

Как раз в это самое время в далёкой стране, за высокими горами, колдовала в угрюмой глубокой пещере злая волшебница Гингема.

Страшно было в пещере Гингемы. Там под потолком висело чучело огромного крокодила. На высоких шестах сидели большие филины, с потолка свешивались связки сушёных мышей,привязанных к верёвочкам за хвостики,как луковки. Длинная толстая змея обвилась вокруг столба и равномерно качала пёстрой и плоской головой. И много ещё всяких странных и жутких вещей было в обширной пещере Гингемы.

В большом закопчённом котле Гингема варила волшебное зелье. Она бросала в котёл мышей, отрывая одну за другой от связки.

– Куда это подевались змеиные головы? – злобно ворчала Гингема,– не всё же я съела за завтраком!.. А, вотони, в зелёном горшке! Ну, теперь зельевыйдет на славу!.. Достанется же этимпроклятым людям! Ненавижу я их…Расселились по свету! Осушили болота!Вырубили чащи!.. Всех лягушек вывели!..Змей уничтожают! Ничего вкусного наземле не осталось! Разве только червячком,да паучком полакомишься!..
Гингема сусилием подхватила котёл за ушки ивытащила из пещеры. Она опустила в котёлбольшое помело и стала расплёскиватьвокруг своё варево.

– Разразись,ураган! Лети по свету, как бешеный зверь!Рви, ломай, круши! Опрокидывай дома,поднимай на воздух! Сусака, масака, лэма,рэма, гэма!.. Буридо, фуридо, сэма, пэма,фэма!..

Она выкрикивала волшебныеслова и брызгала вокруг растрёпаннымпомелом, и небо омрачалось, собиралисьтучи, начинал свистеть ветер. Вдалиблестели молнии…

– Круши, рви,ломай! – дико вопила колдунья. – Сусака,масака, буридо, фуридо! Уничтожай, ураган,людей, животных, птиц! Только лягушечек,мышек, змеек, паучков не трогай, ураган!Пусть они по всему свету размножатся на радость мне, могучей волшебнице Гингеме! Буридо, фуридо, сусака,масака!


Вызванный волшебствомГингемы, ураган донёсся до Канзаса и скаждой минутой приближался к домикуДжона. Вдали у горизонта сгущались тучи,среди них поблёскивали молнии.

Тотошкабеспокойно бегал, задрав голову и задорнолаял на тучи, которые быстро мчались понебу.

– Ой, Тотошка, какой тысмешной, – сказала Элли. – Пугаешь тучи,а ведь сам трусишь!

Прибежал споля взволнованный фермер Джон.

–Буря, идёт страшная буря! – закричалон. – Прячьтесь скорее в погреб, а япобегу, загоню скот в сарай!

Аннабросилась к погребу, откинула крышку.

–Элли, Элли! Скорей сюда! – кричала она.

Ив это время случилась удивительнаявещь.

Домик повернулся два, илитри раза, как карусель. Он оказался всамой середине урагана. Вихрь закружилего, поднял вверх и понёс по воздуху.

Вдверях фургона показалась испуганнаяЭлли с Тотошкой на руках. Что делать?Спрыгнуть на землю? Но было уже поздно:домик летел высоко над землёй…

Ураганвсё бушевал, и домик, покачиваясь, нёссяпо воздуху. Тотошка, недовольный тем,что творилось вокруг, бегал по тёмнойкомнате с испуганным лаем. Элли,растерянная, сидела на полу, схватившисьруками за голову. Она чувствовала себяочень одинокой. Ветер гудел так, чтооглушал её. Ей казалось что домик вот-вотупадёт и разобьётся. Но время шло, адомик всё ещё летел. Элли вскарабкаласьна кровать и легла, прижав к себе Тотошку.Под гул ветра, плавно качавшего домик,Элли крепко заснула.

Ксюша Озерова:

Элли проснулась от того, что пёсик лизал её лицо горячим мокрым язычком и скулил. Сначала ей показалось, что она видела удивительный сон, и Элли уже собиралась рассказать о нём матери. Но, увидев опрокинутые стулья, валявшуюся в углу печку, Элли поняла, что всё было наяву.

Пока девочка нерешительно стояла на пороге, из-за деревьев появились самые забавные и милые человечки, каких только можно вообразить. Мужчины, одетые в голубые бархатные кафтаны и узкие панталоны, ростом были не выше Элли; на ногах у них блестели голубые ботфорты с отворотами. Но больше всего Элли понравились остроконечные шляпы: их верхушки украшали хрустальные шарики, а под широкими полями нежно звенели маленькие бубенчики.

Старая женщина в белой мантии важно ступала впереди трех мужчин; на её остроконечной шляпе и на мантии сверкали крошечные звёздочки. Седые волосы старушки падали ей на плечи.

Вдали, за плодовыми деревьями, виднелась целая толпа маленьких мужчин и женщин, они стояли, перешёптываясь и переглядываясь, но не решались подойти поближе.

Старушка обратилась к Элли:

– Скажи мне, как ты очутилась в стране жевунов, юное дитя?

– Меня сюда принёс ураган в этом домике, – робко ответила старушке Элли.

– Странно, очень странно! – покачала головой старушка. – Сейчас ты поймёшь моё недоумение. Дело было так. Я узнала, что злая волшебница Гингема выжила из ума, захотела погубить человеческий род и населить землю крысами и змеями. И мне пришлось употребить всё своё волшебное искусство…

– Как, сударыня! – со страхом воскликнула Элли. – Вы волшебница? А как же мама говорила мне, что теперь нет волшебников?

– Где живёт твоя мама?

– В Канзасе.

– Никогда не слыхала такого названия, – сказала волшебница, поджав губы. – Но, что бы не говорила твоя мама, в этой стране живут волшебники и мудрецы. Нас здесь было четыре волшебницы. Две из нас – волшебница Жёлтой страны (это я – Виллина!) и волшебница Розовой страны Стелла – добрые. А волшебница Голубой страны Гингема и волшебница Фиолетовой страны Бастинда – очень злые. Твой домик раздавил Гингему, и теперь осталась только одна злая волшебница в нашей стране.


Элли сказала:

– Вы, конечно, ошибаетесь: я никого не убивала.

– Я тебя в этом не виню, – спокойно возразила волшебница Виллина. – Ведь это я, чтобы спасти людей от беды, лишила ураган разрушительной силы и позволила захватить ему только один домик, чтобы сбросить его на голову коварной Гингеме, потому что вычитала в своей волшебной книге, что он всегда пустует в бурю…

Элли смущённо ответила:

– Это правда, сударыня, во время ураганов мы прячемся в погреб, но я побежала в домик за моей собачкой…

– Такого безрассудного поступка моя волшебная книга никак не могла предвидеть! – огорчилась волшебница Виллина. – Значит, во всём виноват этот маленький зверь…

– Тотошка, ав-ав, с вашего позволения, сударыня! – неожиданно вмешался в разговор пёсик. – Да, с грустью признаюсь, это я во всём виноват…

Ксюша Ипполитова:

– Как, ты заговорил, Тотошка!? – с удивлением вскричала изумлённая Элли.

– Не знаю, как это получается, Элли, но, ав-ав, из моего рта невольно вылетают человеческие слова…

– Видишь ли, Элли, – объяснила Виллина. – В этой чудесной стране разговаривают не только люди, но и все животные и даже птицы.

– Ах да, – спохватилась Виллина, – я совсем забыла, что моя волшебная книга при мне. Надо посмотреть в неё: может быть, я там что-нибудь вычитаю полезное для тебя…

Виллина вынула из складок одежды крошечную книжечку величиной с напёрсток. Волшебница подула на неё и на глазах удивлённой и немного испуганной Элли книга начала расти, расти и превратилась в громадный том. Он был так тяжёл, что старушка положила его на большой камень. Виллина смотрела на листы книги и они сами переворачивались под её взглядом.

– Нашла, нашла! – воскликнула вдруг волшебница и начала медленно читать: – «Бамбара, чуфара, скорики, морики, турабо, фурабо, лорики, ерики… Великий волшебник Гудвин вернёт домой маленькую девочку, занесённую в его страну ураганом, если она поможет трём существам добиться исполнения их самых заветных желаний, пикапу, трикапу, ботало, мотало…»

– Пикапу, трикапу, ботало, мотало… – в священном ужасе повторили жевуны.

– А кто такой Гудвин? – спросила Элли.

– О, это самый великий мудрец нашей страны, – прошептала старушка. – Он могущественнее всех нас и живёт в Изумрудном городе.

– А он злой или добрый?

– Этого никто не знает. Но ты не бойся, разыщи три существа, исполни их заветные желания и волшебник Изумрудного города поможет тебе вернуться в твою страну!

– Где Изумрудный город?

– Он в центре страны. Великий мудрец и волшебник Гудвин сам построил его и управляет им. Но он окружил себя необычайной таинственностью и никто не видал его после постройки города, а она закончилась много-много лет назад.

Жанна:


Когда все немного успокоились, самый смелый из жевунов обратился к Элли:

– Могущественная госпожа Элли! – заговорил старшина. – Хочешь стать нашей повелительницей вместо Гингемы? Мы уверены, что ты очень добра и не слишком часто нас будешь наказывать!

– Нет! – возразила Элли, – я только маленькая девочка и не гожусь в правительницы страны. Если вы действительно хотите помочь мне, дайте возможность исполнить ваши самые заветные желания!

– У нас было единственное желание избавиться от злой Гингемы, пикапу, трикапу! Но твой домик – крак! крак! – раздавил её, и у нас больше нет желаний!.. – сказал старшина.

– Тогда мне нечего здесь делать. Я пойду искать тех у кого есть желания. Только вот башмаки у меня уж очень старые и рваные – они не выдержат долгого пути. Правда, Тотошка? – обратилась Элли к пёсику.

– Конечно, не выдержат, ответил Тотошка и исчез за деревьями. Через минуту он вернулся с красивым серебряным башмачком в зубах и торжественно положил его у ног Элли. На башмачке блестела золотая пряжка.

– Откуда ты его взял? – изумилась Элли.

– Сейчас расскажу! – отвечал запыхавшийся пёсик, скрылся и вернулся с другим башмачком.

– Какая прелесть! – восхищённо сказала Элли и примерила башмачки – они как раз пришлись ей по ноге, точно были на неё сшиты.

– Когда я бегал на разведку, – важно начал Тотошка, – я увидел за деревьями большое чёрное отверстие в горе…

– Ай-ай-ай! – в ужасе закричали жевуны. – Ведь это вход в пещеру злой волшебницы Гингемы! И ты осмелился туда войти?..

– Вот там-то я увидел много смешных и странных вещей, но больше всего мне понравились стоящие у входа башмачки.

– Ах ты, мой милый смельчак! – воскликнула Элли и нежно прижала пёсика к груди. – В этих башмачках я пройду без устали сколько угодно…

– Это очень хорошо, что ты надела башмачки злой Гингемы, – перебил её старший жевун. – Кажется, в них заключена волшебная сила, потому что Гингема надевала их только в самых важных случаях. Но какая это сила, мы не знаем…

Зарьяна:

СТРАШИЛА

Элли шла уже несколько часов и устала. Она присела отдохнуть у голубой изгороди, за которой расстилалось поле спелой пшеницы.

Около изгороди стоял длинный шест, на нём торчало соломенное чучело – отгонять птиц.

Элли внимательно разглядывала смешное разрисованное лицо чучела и удивилась, видя, что оно вдруг подмигнуло ей правим глазом. Она решила, что ей почудилось: ведь чучела никогда не мигают в Канзасе. Но фигура закивала головой с самым дружеским видом.

Элли испугалась, а храбрый Тотошка с лаем набросился на изгородь, за которой был шест с чучелом.

– Добрый день! – сказало чучело немного хриплым голосом.

– Ты умеешь говорить? – удивилась Элли.

– Научился, когда ссорился тут с одной вороной. Как ты поживаешь?

– Спасибо, хорошо! Скажи, нет ли у тебя заветного желания?

– У меня? О, у меня целая куча желаний! – И чучело скороговоркой начало перечислять: – Во-первых, мне нужны серебряные бубенчики на шляпу, во-вторых, мне нужны новые сапоги, в-третьих…

– Хватит, хватит! – перебила Элли. – Какое из них самое заветное?

– Самое-самое? – Чучело немного подумало. – Сними меня отсюда! Очень скучно торчать здесь день и ночь и пугать противных ворон, которые, кстати сказать совсем меня не боятся!

Элли наклонила кол и, вцепившись обеими руками в чучело стащила его.

– Чрезвычайно признателен! – пропыхтело чучело, очутившись на земле. – Я чувствую себя прямо новым человеком. Если бы ещё получить серебряные бубенчики на шляпу, да новые сапоги!

Чучело заботливо расправило кафтан, стряхнуло с себя соломинки и, шаркнув ножкой по земле, представилось девочке:

– Страшила!

– Что ты говоришь! – не поняла Элли.

– Я говорю: Страшила. Это так меня назвали: ведь я должен пугать ворон. А тебя как зовут?

– Элли.

– Красивое имя! – сказал Страшила.

Элли смотрела на него с удивлением. Она не могла понять, как, чучело, набитое соломой и с нарисованным лицом, ходит и говорит.

Но тут возмутился Тотошка и с негодованием воскликнул:

– А почему ты со мной не здороваешься?

– Ах, виноват, виноват! – извинился Страшила и крепко пожал пёсику лапу. – Честь имею представиться, Страшила!

– Очень приятно! А я Тото! Но близким друзьям позволительно звать меня Тотошкой!

– Ах, Страшила, как я рада, что исполнила самое заветное твоё желание! – сказала Элли.

– Извини, Элли, – сказал Страшила, снова шаркнув ножкой, – но я, оказывается, ошибся. Моё самое заветное желание – получить мозги!

– Мозги!?

– Ну да, мозги. Очень неприятно, когда голова у тебя набита соломой…

– Как же тебе не стыдно обманывать? – с упрёком спросила Элли.

– А что значит – обманывать? Меня сделали только вчера и я ничего не знаю…

– Откуда же ты узнал, что у тебя в голове солома, а у людей – мозги?

– Это мне сказала одна ворона, когда я с ней ссорился.

Вот теперь, Элли, скажи: можешь ты дать мне мозги?

– Нет, что ты! Это может сделать разве только Гудвин в Изумрудном городе. Я как раз сама иду к нему просить, чтобы он вернул меня в Канзас, к папе и маме.

– А где это Изумрудный город и кто такой Гудвин?

– Разве ты не знаешь?

– Нет, – печально ответил Страшила. – Я ничего не знаю. Ты ты же видишь, я набит соломой и у меня совсем нет мозгов.

– Ох, как мне тебя жалко! – вздохнула девочка.

– Спасибо! А если я пойду с тобой в Изумрудный город, Гудвин обязательно даст мне мозги?

– Не знаю. Но если великий Гудвин и не даст тебе мозгов, хуже не будет, чем теперь.

Девочка помогла Страшиле сделать первые два шага, и они вместе пошли в Изумрудный город по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.

Ваня:

У надрубленного дерева с высоко поднятым топором в руках стоял человек, целиком сделанный из железа. Голова его, руки и ноги были прикреплены к железному туловищу на шарнирах; на голове вместо шапки была медная воронка, галстук на шее был железный. Человек стоял неподвижно, с широко раскрытыми глазами.

– Это ты стонал? – спросила Элли.

– Да… – ответил Железный Дровосек. – Уже целый год никто не приходит мне помочь…

– А что нужно сделать? – спросила Элли, растроганная жалобным голосом незнакомца.

– Мои суставы заржавели, и я не могу двигаться. Но, если меня смазать, я буду как новенький. Ты найдёшь маслёнку в моей хижине на полке.

Элли с Тотошкой убежали, а Страшила ходил вокруг Железного Дровосека и с любопытством рассматривал его.
Элли принесла маслёнку.

– Где смазывать? – спросила она.

– Сначала шею, – ответил Железный Дровосек.

И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову Дровосека направо и налево, пока шея не перестала скрипеть.

– Теперь, пожалуйста руки!

И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки Дровосека, пока они стали действительно как новенькие. Тогда Железный Дровосек глубоко вздохнул и бросил топор.

– Ух, как хорошо! – сказал он. – Я поднял вверх топор, прежде чем заржаветь и очень рад, что могу от него избавиться. Ну, а теперь дайте мне маслёнку, я смажу себе ноги и всё будет в порядке.

Смазав ноги так, что он мог свободно двигать ими, Железный Дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым.

– Я стоял бы здесь до тех пор, пока не обратился бы в железную пыль. Вы спасли мне жизнь! Кто вы такие?

– Я Элли, а это мои друзья…

– Тото!

– Страшила! Я набит соломой!

– Мы идём в Изумрудный город к великому волшебнику Гудвину и провели в твоей хижине ночь.

– Зачем вы идёте к Гудвину?

– Я хочу, чтобы Гудвин вернул меня в Канзас, к папе и маме, – сказала Элли.

– А я хочу попросить у него немножечко мозгов для моей соломенной головы, – сказал Страшила.

– А я иду просто потому, что люблю Элли и потому, что мой долг – защищать её от врагов! – сказал Тотошка.

Железный Дровосек глубоко задумался.

– Как вы полагаете, великий Гудвин может дать мне сердце?

– Думаю, что может, – отвечала Элли. – Ему это не труднее, чем дать Страшиле мозги.

– Так вот, если вы примете меня в компанию, я пойду с вами в Изумрудный город и попрошу великого Гудвина дать мне сердце. Ведь иметь сердце – самое заветное моё желание!

Элли радостно воскликнула:

– Ах, друзья мои, как я рада! Теперь вас двое, и у вас два заветных желания!

– Пойдём с нами, – добродушно согласился Страшила.

Железный Дровосек попросил Элли доверху наполнить маслом маслёнку и положить её на дно корзинки.

– Я могу попасть под дождь и заржаветь, – сказал он. – И без маслёнки мне придётся плохо…

Потом он поднял топор, и они пошли через лес к дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.


Настя:
ВСТРЕЧА С ТРУСЛИВЫМ ЛЬВОМ

Утром двинулись в путь. Лес был мрачен. Из-за деревьев доносился рёв зверей. Элли вздрагивала от страха, а Тотошка, поджав хвостик, прижимался к ногам Железного Дровосека.

Мирная беседа была прервана громовым рычанием. На дорогу выскочил огромный лев. Одним ударом он подбросил Страшилу в воздух; тот полетел кувырком и упал на краю дороги, распластавшись, как тряпка. Лев ударил Железного Дровосека лапой, но когти заскрипели по железу, а Дровосек от толчка сел и воронка слетела у него с головы.

Крохотный Тотошка смело бросился на врага.

Громадный зверь разинул пасть, чтобы проглотить собачку, но Элли смело выбежала вперёд и загородила собой Тотошку.

– Стой! Не смей трогать Тотошку! – гневно закричала она.

Лев замер в изумлении.

– Простите, – оправдывался Лев. – Но я ведь не съел его…

– Однако ты пытался. Как тебе не стыдно обижать слабых! Ты просто трус!

– А… а как вы узнали, что я трус? – спросил ошеломлённый Лев. – Вам кто-нибудь сказал?..

– Сама вижу по твоим поступкам!

– Удивительно… – сконфуженно проговорил Лев. – Как я не стараюсь скрыть свою трусость, а дело всё-таки выплывает наружу. Я всегда был трусом, но ничего не могу с этим поделать!

– Подумать только, ты ударил бедного, набитого соломой Страшилу!

– Он набит соломой? – спросил Лев, удивлённо глядя на Страшилу.

– Конечно, – ответила Элли, ещё рассерженная на Льва.

– Понимаю теперь, почему он такой мягкий и такой лёгонький, – сказал лев. – А тот, второй, – тоже набитый?

– Нет, он из железа.

– Ага! Недаром я чуть не поломал об него когти. А что это за маленький зверёк, которого ты так любишь?

– Это моя собачка, Тотошка.

– Она из железа или набита соломой?

– Ни то, ни другое. Это настоящая собачка, из мяса и костей!

– Скажи, какая маленькая, а храбрая! – изумился Лев.

– У нас в Канзасе все собаки такие! – с гордостью молвил Тотошка.

– Смешное животное! – сказал Лев. – Только такой трус, как я, и мог напасть на такую крошку…

– Почему же ты трус? – спросила Элли, с удивлением глядя на громадного Льва.

– Таким уродился. Конечно, все считают меня храбрым: ведь лев – царь зверей! Когда я реву – а я реву очень громко, вы слышали – звери и люди убегают с моей дороги. Но если бы слон или тигр напал на меня, я бы испугался, честное слово! Хорошо ещё, что никто не знает, какой я трус, – сказал Лев, утирая слёзы пушистым кончиком хвоста. – Мне очень стыдно, но я не могу переделать себя.

– Может быть, у тебя сердечная болезнь? – спросил Железный Дровосек.

– Возможно, – согласился трусливый Лев.

– Счастливый! А у меня так и сердечной болезни не может быть: у меня нет сердца.

– Если бы у меня не было сердца, – задумчиво сказал Лев. – Может быть я и не был бы трусом.

– Скажи пожалуйста, а ты когда-нибудь дерёшься с другими львами? – поинтересовался Тотошка.

– Где уж мне. Я от них бегу, как от чумы, – признался Лев.

– Фу! – насмешливо фыркнул пёсик. – Куда же ты после этого годен?

– А у тебя есть мозги? – спросил Льва Страшила.

– Есть, вероятно. Я их никогда не видел.

– Моя голова набита соломой, и я иду к великому Гудвину просить немножечко мозгов, – сказал Страшила.

– А я иду к нему за сердцем, – сказал Железный Дровосек.

– А я иду к нему просить, чтобы он вернул нас с Тотошкой в Канзас…

– Гудвин такой могущественный? – удивился Лев.

– Ему это ничего не стоит, – ответила Элли.

– В таком случае, не даст ли он мне смелости?

– Ему это так же легко, как дать мне мозги, – заверил Страшила.

– Или мне сердце, – прибавил Железный Дровосек.

– Или вернуть меня в Канзас, – закончила Элли.

– Тогда примите меня в компанию, – сказал трусливый Лев. – Ах, если бы я мог получить хоть немного смелости… Ведь это моё заветное желание!

– Я очень рада! – сказала Элли. – Это третье желание и если исполнятся все три, Гудвин вернёт меня на родину. Идём с нами…

– И будь нам добрым товарищем, – сказал Дровосек. – Ты будешь отгонять от Элли других зверей. Должно быть, они ещё трусливее тебя, раз бегут от одного твоего рёва.

– Они трусы, – проворчал Лев. – Да я-то от этого не становлюсь храбрее.

Путешественники двинулись дальше по дороге, и Лев пошёл величавым шагом рядом с Элли. Тотошке и этот спутник сначала не понравился. Он помнил, как Лев хотел проглотить его. Но скоро он привык к нему и они сделались большими друзьями.

Соня:

НА КОГО ПОХОЖ ГУДВИН?

Скоро по сторонамдороги появились красивые изгороди, заними стояли фермерские домики, а наполях работали мужчины и женщины.Изгороди и дома были выкрашены в красивыйярко-зелёный цвет, и люди носили зелёнуюодежду.

– Это значит, что началасьИзумрудная страна, – сказал ЖелезныйДровосек.

Жители Изумрудной страныростом были не выше жевунов. На головаху них были такие же широкополые шляпыс острым верхом, но без серебряныхбубенчиков. Казалось они были неприветливы:никто не подходил к Элли и даже издалине обращался к ней с вопросами. На самомделе они просто боялись большого грозногоЛьва и маленького Тотошки.
Завидевдомик, на крыльце которого стоялахозяйка, казавшаяся приветливее другихжительниц селения, Элли решила попроситьсяна ночлег. Оставив приятелей за забором,она смело подошла к крыльцу.

Женщинаспросила:

– Что тебе нужно, дитя?

–Пустите нас, пожалуйста, переночевать!

–Но с тобой Лев!

– Не бойтесь его:он ручной, да и, кроме того, трус!

–Если это так, входите, – ответила женщина.– Вы получите ужин и постели.

Компаниявошла в дом, удивив и перепугав детей ихозяина дома. Когда прошёл всеобщийиспуг, хозяин спросил:

– Кто вытакие и куда вы идёте?

– Мы идёмв Изумрудный город, – ответила Элли. –И хотим увидеть великого Гудвина!

–О, неужели! Уверены ли вы что Гудвинзахочет вас видеть?

– А почемунет?

– Видите ли, он никого непринимает. Я много раз бывал в Изумрудномгороде, это удивительное и прекрасноеместо, но мне никогда не удавалосьувидеть великого Гудвина, и я знаю, чтоего никто никогда не видел.

–Разве он не выходит?

– Нет. И деньи ночь он сидит в большом тронном залесвоего своего дворца, и даже те, кто емуприслуживает, не видят его лица.

–На кого же он похож?

– Трудносказать, – задумчиво ответил хозяин. –Дело в том, что Гудвин – великий мудреци может принимать любой вид. Иногда онпоявляется в виде птицы или слона, а товдруг оборотится кротом. Иные виделиего в образе рыбы или мухи и во всякомдругом виде, какой ему заблагорассудитсяпринять. Но каков его настоящий вид –не знает никто из людей.

– Этопоразительно и страшно, – сказала Элли.– Но мы попытаемся увидеть его, иначенаше путешествие окажется напрасным.

–Зачем вы хотите увидеть Гудвина великогои ужасного? – спросил хозяин.

–Я хочу попросить немножко мозгов длямоей соломенной головы, – отвечалСтрашила.

– О, для него это сущиепустяки! Мозгов у него гораздо больше,чем ему требуется. Они все разложены покулькам, и в каждом кульке – особыйсорт!

– А я хочу, чтобы он дал мнесердце, – промолвил Дровосек.

–И это ему не трудно, – отвечал хозяин,лукаво подмигивая. – У него на верёвочкесушится целая коллекция сердецвсевозможных форм и размеров.

–А я хотел бы получить от Гудвина смелость,– сказал Лев.

– У Гудвина в троннойкомнате большой горшок смелости, –объявил хозяин. – Он накрыт золотойкрышкой и Гудвин смотрит, чтобы смелостьне перекипела через край. Конечно, он судовольствием даст вам порцию.

Всетри друга, услышав обстоятельныеразъяснения хозяина, просияли и сдовольными улыбками посматривали другна друга.

– А я хочу, – сказалаЭлли. – Чтобы Гудвин вернул меня сТотошкой в Канзас.

– Где это –Канзас? – спросил удивлённый хозяин.

–Я не знаю, – печально отвечала Элли. –Но это моя родина, и она где-нибудь даесть.

– Ну, я уверен, что Гудвиннайдёт для тебя Канзас. Но надо сначалаувидеть его самого, а это нелёгкаязадача. Гудвин не любит показываться,и, очевидно, у него есть на этот счётсвои соображения, – добавил хозяиншёпотом и огляделся по сторонам, как быбоясь, что Гудвин вот-вот выскочит из-подкровати или из шкафа.

Всем сталонемного жутко, а Лев чуть не ушёл наулицу: он считал, что там безопаснее.

Ужинбыл подан, и все сели за стол. Элли елавосхитительную гречневую кашу, и яичницу,и чёрный хлеб; она была очень рада этимкушаньям, напоминавшим ей далёкуюродину. Льву тоже дали каши, но он съелеё с отвращением и сказал, что это кушаньедля кроликов, а не для львов. Страшилаи Дровосек ничего не ели. Тотошка съелсвою порцию и попросил ещё.

Женщинауложила Элли в постель, и Тотошкаустроился рядом со своей маленькойхозяйкой. Лев растянулся у порога комнатыи сторожил, чтобы никто не вошёл. ЖелезныйДровосек и Страшила простояли всю ночьв уголке, изредка разговариваяшёпотом.


Тимофей:
УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ ВОЛШЕБНИКА ГУДВИНА

Солдатоткрыл дверь. Элли робко вошла и очутиласьв удивительном месте. Тронный зал Гудвинабыл круглый, с высоким сводчатым потолком;и повсюду – на полу, на потолке, на стенах– блестели бесчисленные драгоценныекамни.

Элли взглянула вперёд. Вцентре комнаты стоял трон из зелёногомрамора, сияющий изумрудами. И на этомтроне лежала огромная живая голова,одна голова, без туловища…

Головаимела настолько внушительный вид, чтоЭлли обомлела от страха.

(Это не учить — будемделать голову и работать ею:

Лицо головы было гладкое и лоснящееся, с полными щеками, с огромным носом, с крупными, плотно сжатыми губами. Голый череп сверкал, как выпуклое зеркало. Голова казалась безжизненной: ни морщины на лбу, ни складки у губ, и на всём лице жили только глаза. Они с непонятным проворством повернулись в орбитах и уставились в потолок. Когда глаза вращались, в тишине зала слышался скрип, и это поразило Элли.)

Девочка смотрела на непонятное движение глаз и так растерялась, что забыла поклониться голове.

– Я – Гудвин, великий и ужасный! Кто ты такая и зачем беспокоишь меня?

Элли заметила, что рот головы не двигается и голос, негромкий и даже приятный, слышится как будто со стороны.

Девочка ободрилась и ответила:

– Я – Элли, маленькая и слабая. Я пришла издалека и прошу у вас помощи.

– Откуда у тебя серебряные башмачки?

– Из пещеры злой волшебницы Гингемы. На неё упал мой домик – раздавил её, и теперь славные жевуны свободны…

– Жевуны освобождены?! – оживился голос. – И Гингемы больше нет? Приятное известие! – Глаза живой головы завертелись и наконец уставились на Элли. – Ну чего же ты хочешь от меня?

– Пошлите меня на родину, в Канзас, к папе и маме…

– Ты из Канзаса?! – перебил голос, и в нём послышались добрые человеческие нотки. – А как там сейчас… – Но голос вдруг умолк, а глаза головы отвернулись от Элли.

– А почему я должен буду вернуть тебя домой?

– Потому что так написано в волшебной книге Виллины…

– А, это добрая волшебница Жёлтой страны, слыхал о ней, – молвил голос. – Её предсказания не всегда исполняются.

– И ещё потому, – продолжала Элли. – Что сильные должны помогать слабым. Вы великий мудрец и волшебник, а я беспомощная маленькая девочка…

– Освободи Фиолетовую страну от власти злой волшебницы Бастинды, – ответила голова.

– Но я же не могу! – вскричала Элли в испуге.

– Ты покончила с рабством жевунов и сумела получить волшебные серебряные башмачки Гингемы. Осталась одна злая волшебница в моей стране и под её властью изнывают бедные, робкие мигуны, жители Фиолетовой страны. Нужно им тоже дать свободу…

– Но как же это сделать? – спросила Элли. – Ведь не могу же я убить волшебницу Бастинду?
– Гм, гм… – голос на мгновение запнулся. – Мне это безразлично. Можно посадить её в клетку, можно изгнать из Фиолетовой страны, можно… Да, в конце концов, – рассердился голос. – Ты на месте увидишь, что можно сделать! Важно лишь избавить от её владычества мигунов, а судя по тому, что рассказала о себе и своих друзьях, вы сможете и должны это сделать. Так сказал Гудвин, великий и ужасный и слово его – закон!

Девочка заплакала.

– Вы требуете от нас невозможного!

– Всякая награда должна быть заслужена, – сухо возразила голова. – Вот моё последнее слово: ты вернёшься в Канзас к отцу и матери, когда освободишь мигунов. Помни, что Бастинда волшебница могущественная и злая, ужасно могущественная и злая, и надо лишить её волшебной силы. Иди и не возвращайся ко мне, пока не выполнишь свою задачу.

Грустная Элли оставила тронный зал и вернулась к друзьям, которые с беспокойством ожидали её.

– Нет надежды! – сказала девочка со слезами. – Гудвин приказал мне лишить злую Бастинду её волшебной силы, а это мне никогда не сделать!

Все опечалились, но никто не мог утешить Элли. Она пошла в свою комнату и плакала, пока не уснула.

Вадим:
ПОСЛЕДНЕЕ ВОЛШЕБСТВО БАСТИНДЫ

Выйдя вечерком посидеть на крылечке, Бастинда обвела взглядом свои владения и вздрогнула от ярости: далеко-далеко, на границе своих владений она увидела маленькую спящую девочку и её друзей.

Волшебница свистнула в свисток. Ко дворцу Бастинды сбежалась стая огромных волков со злыми жёлтыми глазами, с большими клыками, торчавшими из разинутых пастей. Волки присели на задние лапы и, тяжело дыша, смотрели на Бастинду.

– Бегите на запад! Там найдёте маленькую девчонку, нагло забравшуюся в мою страну и с ней её спутников. Всех разорвите в клочки!

– Почему ты не возьмёшь их в рабство? – спросил предводитель стаи.

– Девчонка слаба. Её спутники не могут работать: один набит соломой, другой – из железа. И с ними Лев, от которого тоже не жди толку.

Вот как видела Бастинда своим единственным глазом.

Волки помчались.

– В клочки! В клочки! – визжала волшебница вдогонку.

Но Страшила и Железный Дровосек не спали. Они вовремя заметили приближение волков.
(Битва)
Сорок свирепых волков было у Бастинды, и сорок раз поднимал Железный Дровосек свой топор. И когда он поднял его в сорок первый раз, ни одного волка не осталось в живых: все они лежали у ног Железного Дровосека.



Старая Бастинда любила понежиться в постели. Она встала поздно и вышла на крыльцо расспросить волков, как они загрызли дерзких путников.

Каков же был её гнев, когда она увидела, что путники продолжают идти, а верные волки лежат мёртвые.

Бастинда свистнула дважды, и в воздухе закружилась стая хищных ворон с железными клювами. Волшебница крикнула:

– Летите к западу! Там чужестранцы! Заклюйте их до смерти! Скорей! Скорей!

Вороны со злобным карканьем понеслись навстречу путникам. Завидев их, Элли перепугалась. Но Страшила сказал:

– С этими управиться – моё дело! Ведь недаром же я вороньё пугало! Становитесь сзади меня! –

(Битва)

Когда Бастинда увидела, что и верные её вороны лежат на земле мёртвой грудой, путники неустрашимо идут вперёд, её охватили и злоба и страх.

– Как? Неужели всего моего волшебного искусства не достанет задержать наглую девчонку и её спутников?

Бастинда затопала ногами и трижды просвистела в свисток. На её зов слетелась туча свирепых чёрных пчёл, укусы которых были смертельны.

– Летите на запад! – прорычала волшебница. – Найдите там чужестранцев и зажальте их до смерти! Быстрей! Быстрей!

И пчёлы с оглушительным жужжанием полетели навстречу путникам. Железный Дровосек и Страшила заметили их издалека.
(Страшила закрывает Тотошку, Элли и Льва)

Туча пчёл с яростным жужжанием набросилась на Железного Дровосека.

Скоро все пчёлы лежали мёртвыми на земле, как куча чёрных угольков. Друзья снова двинулись в путь.

Бастинда приказала мигунам вооружиться и уничтожить дерзких путников. Мигуны били не очень-то храбры – они жалостно замигали, и слёзы покатились у них из глаз, но они не осмелились ослушаться приказа своей повелительницы и начали искать оружие.

(Неучить: Нотак как им никогда не приходилось воевать(Бастинда впервые обратилась к ним запомощью), то у них не было никакогооружия, и они вооружились кто кастрюлей,кто сковородником, кто цветочным горшком,а некоторые громко хлопали детскимихлопушками.)
КогдаЛев увидел, как мигуны осторожноприближаются, прячась друг за друга,подталкивая один другого сзади и боязливомигая и щурясь, он расхохотался:

–С этими битва будет недолга!

Онвыступил вперёд, раскрыл огромную пастьи так рявкнул, что мигуны побросалигоршки, сковородки и детские хлопушкии разбежались кто куда.

ЗлаяБастинда позеленела от страха, видя,что путники идут да идут вперёд и ужеприближаются к её дворцу.

Пришлосьвоспользоваться последним волшебнымсредством, которое у неё оставалось. Впотайном дне сундука у Бастинды храниласьзолотая шапка. Владелец шапки мог когдаугодно вызвать могучее племя летучихобезьян и заставить выполнить их любоеприказание. Но шапку можно было употреблятьтолько три раза, а Бастинда до этого ужедважды призывала летучих обезьян.

Впервый раз она с их помощью сталаповелительницей страны мигунов, а вовторой раз отбила войска Гудвинаужасного, который пытался освободитьФиолетовую страну от её власти.

Вотпочему Гудвин боялся злой Бастинды ипослал на неё Элли, надеясь на силу еёсеребряных башмачков.

Дима:
ПОБЕДА

(Неучить:Обезьяныналетели массой и с визгом набросилисьна растерянных пешеходов. Ни один немог прийти на помощь другому, так каквсем пришлось отбиваться от врагов.

ЖелезныйДровосек напрасно размахивал топором.Обезьяны облепили его, вырвали топор,подняли бедного Дровосека высоко ввоздух и бросили в ущелье, на острыескалы. Железный Дровосек был изуродован,он не мог сдвинуться с места. Вслед заним в ущелье полетел его топор.

Другаяпартия обезьян расправилась со Страшилой.Она выпотрошила его, солому развеялипо ветру, а кафтан, голову, башмаки ишляпу свернули в комок и зашвырнули наверхушку высокой горы.

Лев вертелсяна месте и от страха так грозно ревел,что обезьяны не решались к нему подступить.Но они изловчились, накинули на Льваверёвки, повалили на землю, опуталилапы, заткнули пасть, подняли на воздухи с торжеством отнесли во дворец Бастинды.Там его посадили за железную решётку,и Лев в ярости катался по полу, стараясьперегрызть путы.

ПерепуганнаяЭлли ждала жестокой расправы. На неёбросился сам предводитель летучихобезьян и уже протянул к горлу девочкидлинные лапы с острыми когтями. Но тутон увидел на ногах Элли серебряныебашмачки, и лицо его перекосилось отстраха. Он отпрянул назад и загораживаяЭлли от подчинённых, закричал)


–Девочку нельзя трогать! Это фея!

Обезьяныприблизились любезно и даже почтительно,бережно подхватили Элли вместе с Тотошкойи помчались в Фиолетовый дворец Бастинды.Опустившись перед дворцом, предводительлетучих обезьян поставил Элли на землю.Взбешённая волшебница набросилась нанего с бранью. Предводитель обезьянсказал:

– Твой приказ исполнен.Мы разбили железного человека ираспотрошили чучело, поймали Льва ипосадили за решётку. Но мы и пальцем немогли тронуть девочку: ты сама знаешь,какие несчастья грозят тому, кто обидитобладателя серебряных башмачков. Мыпринесли её к тебе: делай с ней, чтохочешь! Прощай навсегда!

(Обезьяныс криком поднялись в воздух иулетели.)

Бастиндавзглянула на ноги Элли и задрожала отстраха: она узнала серебряные башмачкиГингемы.

«Как они к ней попали? –растерянно думала Бастинда. – Неужелихилая девчонка осилила могущественнуюГингему, повелительницу жевунов? И всёже на ней башмачки! Плохо моё дело: ведья пальцем не могу тронуть маленькуюнахалку, пока на ней волшебныебашмачки».

Она крикнула:

–Эй, ты! Иди сюда! Как тебя зовут?

Девочкаподняла на злую волшебницу глаза, полныеслёз:

– Элли, сударыня!

–Расскажи, как ты завладела башмачкамимоей сестры Гингемы! – сурово крикнулаБастинда.

Элли густо покраснела.

–Право, сударыня, я не виновата. Мой домикупал на госпожу Гингему и раздавилеё…

– Гингема погибла… –прошептала злая волшебница.

Бастиндане любила сестру и не видела её многолет. Она испугалась, что девочка всеребряных башмачках принесёт гибельи ей. Но, поглядев на доброе лицо Элли,Бастинда успокоилась.

«Она ничегоне знает о таинственной силе башмачков,– решила волшебница. – Если мне удастсязавладеть ими, я стану могущественней,чем прежде, когда у меня были волки,вороны, чёрные пчёлы и золотаяшапка».

…Потянулись скучныетяжёлые дни рабства. Элли с утра и довечера работала на кухне, помогая кухаркеФрегозе.

Однажды, когда ни Фрегозы,ни Элли не было на кухне, волшебницатуго натянула над полом тонкую верёвочкуи спряталась за печью.

Девочкавошла, споткнулась о верёвочку и упала,башмачок с правой ноги слетел и откатилсяв сторону. Хитрая Бастинда выскочилаиз-за печки, мигом схватила башмачок инадела на свою старую высохшую ногу.

Эллибыла вне себя от горя и гнева: она таклюбила серебряные башмачки! Чтобы хотькак-нибудь отплатить Бастинде, Эллисхватила ведро воды, подбежала к старухеи окатила её с головы до ног.

Волшебницаиспуганно вскрикнула и попыталасьотряхнуться. Напрасно: лицо её сталоноздреватым, как тающий снег, от неёповалил пар, фигура начала оседать ииспаряться…

– Что ты наделала!– завизжала волшебница. – Ведь я сейчасрастаю!

– Мне очень жаль, сударыня!– ответила Элли. – Я, право, не знала.Но зачем вы украли башмачок?

Голосволшебницы прервался, она с шипеньемосела на пол, и через минуту от неёосталась только грязноватая лужица, вкоторой лежали платье волшебницы,зонтик, пряди седых волос и серебряныйбашмачок.

Лиза:
РАЗОБЛАЧЕНИЕВЕЛИКОГО И УЖАСНОГО

Дверь открыласьи они вступили в тронный зал. Каждыйожидал встретить Гудвина в том виде, вкаком он показывался им в первый раз.Но они удивились, увидев, что в зале небыло никого. Там царила торжественнаяи жуткая тишина, и путников охватилстрах: что готовит им Гудвин?

– ЯГудвин, великий и ужасный! Зачем выбеспокоите меня!

Элли и её друзьяпосмотрели вокруг – никого вокруг небыло видно.

– Где вы? – дрожащимголосом спросила Элли.

– Я –везде! – торжественно отвечал голос. –Я могу принимать любой образ и становлюсьневидимым, когда захочу. Подойдите ктрону, я буду говорить с вами!

–Говорите! – послышался голос.

–Великий Гудвин, мы пришли просить васисполнить ваши обещания!

– Какиеобещания? – послышался голос.

–Вы обещали отправить меня в Канзас, кпапе и маме, когда мигуны будут освобожденыот власти Бастинды.

– А мне выобещали дать мозги!

– А мнесердце!

– А мне смелость!

–Но разве мигуны действительно сталисвободными? – спросил голос, и Эллипоказалось, что он задрожал.

–Да! – ответила девочка. – Я облила злуюБастинду водой и она растаяла.

–Доказательства, доказательства! –настойчиво сказал голос.

– Пикапу,трикапу! – воскликнул Страшила. – Развевы, который везде, не видите на головеу Элли золотую шапку? Или вы хотите,чтобы мы для доказательства вызвалилетучих обезьян, бамбара, чуфара?!

–О, нет, нет, я вам верю! – поспешно перебилголос. – Но как это неожиданно!.. Хорошо,приходите послезавтра, я подумаю о вашихпросьбах!

– Было время подумать,скорики, морики! – заорал разъярённыйСтрашила. – Мы ждали приёма целуюнеделю!

– Не хотим больше ждатьни одного дня! – энергично поддержалтоварища Железный Дровосек, а Лев такрявкнул, что огромный зал заполнилсягулом, в котором потонул чей-то испуганныйвозглас.

Когда смолкли отзвукильвиного рёва, наступило молчание. Эллии её товарищи ждали, как ответит Гудвинна их смелый вызов. В это время Тотошкаусиленно нюхал воздух и вдруг с лаембросился в дальнюю часть комнаты.Мгновение – и он скрылся из глаз.Удивлённой Элли показалось, что пёсикпроскочил сквозь стену. Но тотчас же изстены, нет, из-за зелёной ширмочки,сливавшейся со стеной, с криком выскочилмаленький человечек:

– Уберитесобаку! Она укусит меня! Кто разрешилприводить в мой дворец собак?

Путешественникис недоумением смотрели на человечка.Ростом он был не выше Элли, но уже старый,с большой головой и морщинистым лицом.На нём был пёстрый жилет, полосатыебрюки и длинный сюртук. В руке у негобыл длинный рупор и он испуганноотмахивался им от Тотошки, которыйвыскочил из-за ширмочки и старалсяукусить его за ногу.

ЖелезныйДровосек с топором на плече стремительношагнул к незнакомцу.

– Кто вытакой? – сурово спросил он.

– ЯГудвин, великий и ужасный, – дрожащимголосом ответил человечек. – Но,пожалуйста, пожалуйста, не трогайтеменя! Я сделаю всё, что вы от меняпотребуете!

Он провёл их черезпотайную дверь в кладовую позади тронногозала. Там они увидели живую голову,морскую деву, зверя, фантастическихптиц и рыб. Всё это было сделано избумаги, картона, папье-маше и искуснораскрашено.

Вика:
Элли умылась, Страшила почистился, Железный Дровосек смазал суставы и тщательно отполировал их тряпочкой с наждачным порошком, а Лев долго отряхивался, разбрасывая пыль. Их накормили сытным обедом, а затем провели в богато убранный розовый зал, где на троне сидела волшебница Стелла. Она показалась Элли очень красивой и доброй и удивительно юной, хотя вот уже много веков правила страной болтунов. Стелла ласково улыбнулась вошедшим, усадила их в кресла и обращаясь к Элли, молвила:

– Рассказывай свою историю, дитя моё!

Элли начала длинный рассказ. Стелла и её приближённые слушали с большим интересом и сочувствием.

– Что же ты хочешь от меня, дитя моё? – спросила Стелла, когда Элли окончила.

– Верните меня в Канзас, к папе и маме. Когда я думаю о том, как они горюют обо мне, у меня сердце сжимается от боли и жалости…

– Но ведь ты рассказывала, что Канзас – скучная и серая пыльная степь. А посмотри, как красиво у нас.

– И всё же я люблю Канзас больше вашей великолепной страны! – горячо отвечала Элли. – Канзас – моя родина.

– Твоё желание исполнится. Но ты должна отдать мне золотую шапку.

– О, с удовольствием, сударыня! Правда, я собиралась передать её Страшиле, но уверена, что вы распорядитесь лучше, чем он.

– Я распоряжусь так, чтобы волшебства золотой шапки пошли на пользу твоим друзьям, – сказала Стелла и обратилась к Страшиле: – Что вы думаете делать, когда Элли покинет вас?

– Я хотел бы вернуться в Изумрудный город, – с достоинством ответил Страшила. – Гудвин назначил меня правителем Изумрудного города, а правитель должен жить в том городе, которым он правит.
– Получив золотую шапку, я вызову летучих обезьян, и они отнесут вас в Изумрудный город. Нельзя лишать народ такого удивительного правителя.

– Так это правда, что я удивительный? – просияв, спросил Страшила.

– Больше того: вы единственный! И я хочу, чтобы вы стали моим другом.

Страшила с восхищением поклонился доброй волшебнице.

– А вы чего хотите? – обратилась Стелла к Железному Дровосеку.

– Когда Элли покинет эту страну, – печально начал Железный Дровосек, – я буду очень грустить. Но я хотел бы попасть в страну мигунов, избравших меня правителем. Я привезу в Фиолетовый дворец свою невесту, которая – я уверен – ждёт меня, и буду править мигунами, которых очень люблю.

– Второе волшебство золотой шапки заставит летучих обезьян перенести вас в страну мигунов. У вас нет таких замечательных мозгов, как у вашего товарища Страшилы мудрого, но вы имеете любящее сердце, у вас такой блестящий вид и я уверена, что вы будете прекрасным правителем для мигунов. Позвольте и вас считать своим другом.

Железный Дровосек медленно склонился перед Стеллой.

Потом волшебница обратилась к Льву:

– Теперь вы скажите о своих желаниях.

– За страной прыгунов лежит чудный дремучий лес. Звери этого леса признали меня своим царём. Поэтому я очень хотел бы вернуться туда и провести остаток своих дней.

– Третье волшебство золотой шапки перенесёт смелого Льва к его зверям, которые, конечно, будут счастливы, имея такого царя. И я также рассчитываю на вашу дружбу.

Лев важно подал Стелле большую сильную лапу, и волшебница дружески пожала её.

– Потом, – сказала Стелла. – Когда исполнятся три последних волшебства золотой шапки, я верну её летучим обезьянам, чтобы никто больше не мог беспокоить их выполнением своих желаний, часто бессмысленных и жестоких.

Все согласились с тем, что лучше распорядиться шапкой невозможно, и прославили мудрость и доброту Стеллы.

– Но как же вы вернёте меня в Канзас, сударыня? – спросила девочка.

– Серебряные башмачки перенесут тебя через леса и горы, – ответила волшебница. – Если бы ты знала их чудесную силу, ты вернулась бы домой в тот же день, когда твой домик раздавил злую Гингему.

– Но ведь тогда бы я не получил своих удивительных мозгов! – воскликнул Страшила. – Я до сих пор пугал бы ворон на фермерском поле!

– А я не получил бы моего любящего сердца, – сказал Железный Дровосек. – Я стоял бы в лесу и ржавел, пока не рассыпался бы в прах!

– А я до сих пор оставался бы трусом, – проревел Лев. – И, конечно, не сделался бы царём зверей!.

– Нам больно и грустно расставаться с тобой, Элли, – сказали Страшила, Дровосек и Лев. – Но мы благословляем ту минуту, когда ураган забросил тебя в Волшебную страну. Ты научила нас самому дорогому и самому лучшему, что есть на свете, – дружбе!..

Стелла улыбнулась девочке. Элли обняла за шею большого смелого Льва и нежно перебирала его густую косматую гриву. Она целовала Железного Дровосека и тот горько плакал, забыв о своих челюстях. Она гладила мягкое, набитое соломой тело Страшилы и целовала его милое, добродушное разрисованное лицо…

– Серебряные башмачки обладают многими чудесными свойствами, – сказала Стелла. – Но самое удивительное их свойство в том, что они за три шага перенесут тебя хоть на край света. Надо только стукнуть каблуком о каблук и назвать место…

– Пора, дитя моё! – ласково сказала она. – Расставаться тяжело, но час свиданья сладок. Вспомни, что сейчас ты будешь дома и обнимешь своих родителей. Прощай, не забывай нас!

– Прощай, прощай, Элли! – воскликнули её друзья.

Элли схватила Тотошку, стукнула каблуком о каблук и крикнула башмачкам:

– Несите меня в Канзас, к папе и маме!

Неистовый вихрь закружил Элли, всё слилось в её глазах, солнце заискрилось на небе огненной дугой, и прежде чем девочка успела испугаться, она опустилась на землю так внезапно, что перевернулась несколько раз и выпустила Тотошку.